Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Влияние историко-географических реалий на формирование этнического характера протоариев 2/3

© В.Ю. Слабинский Влияние историко-географических реалий на формирование этнического характера протоариев // Текст доклада. Первый Всероссийский конгресс ведической культуры ариев-индославов, Санкт-Петербург, 22.11.2009
© В.Ю. Слабинский Влияние историко-географических реалий на формирование этнического характера протоариев (в сокращении) // Материалы Первого Всероссийского конгресса ведической культуры ариев-индославов. - СПБ: Сан-Принт, 2009. - с.43-60
© В.Ю. Слабинский, кандидат медицинских наук, доцент, Санкт-Петербург, Россия, 2009

Продолжение

Известен договор, заключенный в 944 году руссами-победителями с жителями покоренного Бердаа: «Нет меж нами и вами разногласия в вере! Мы желаем только власти. На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас – хорошо повиноваться нам».

Как видно из договора, воевода и дружина не только брали власть в покоренном городе, но и давали обязательства. Показательно, что первыми словами договора было сделано утверждение, что между русами и жителями Бердаа нет разногласия в вере. Конечно, различия были, однако русы показали, что готовы относиться терпимо к вере своих новых подданных. Причина этого в том, что одной из коренных особенностей индоевропейских народов является пренебрежительное отношение к чужакам. Так греки относились к другим народам, называя их варварами, так римляне относились к грекам и т.д. и т.п. Поэтому сама идея религиозных чисток покоренных бердаанцев не могла придти русам в голову. Воюют только с сильными, покоренными – правят. Тех, кто принимал роту и жил по человечески, русы признавали партнерами и заключали с ними договор, а тех, кто поступал по-скотски, и, тем самым, нарушал роту – уничтожали. Этим объясняется факт, о котором свидетельствуют все древние историки – у славян не было рабства в цивилизованном античном понимании. Низведение другого человека до положения рабочей скотины или говорящего орудия, столь свойственное грекам и римлянам, славянам было чуждо, ибо противоречило роте: «На нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас – хорошо повиноваться нам».

Арабский историк Араб ибн Русте пишет: «К рабам они относятся хорошо и заботятся о них». Рабами у славян становились те, кто не прошел суровый обряд инициации и как бы остался ребенком. Взрослый рус после прохождения сурового обряда, как бы рождался повторно и получал новое имя. Отражение этих обрядов в волшебных сказках про Бабу Ягу показал В.Я. Пропп. Можно увидеть и явную параллель с тем, что членов высших каст Индии называли «дважды рожденные». К слову, в кастовом индийском обществе шудра в своих правах также приравнивался к ребенку.

Считались рабами и пленные, потому что для русов было непонятно, как взрослый человек мог предпочесть славную смерть на поле брани бесчестью плена. Можно отметить, что слово пощада созвучно слову чадо – ребенок. Немаловажно, что рабство пленных было ограничено по времени, и спустя несколько лет они получали возможность уплатить за свою свободу выкуп. После получения свободы бывший пленный был волен или вернуться домой, или даже остаться жить среди славян, правда, пройдя предварительно обряд имя наречения. Даже слова «любить» и «жалеть» у русской культуре являются синонимами. С одной стороны, если любят, то жалеют, и в тоже время, жалость подразумевает любовь – человеческое отношение. Кроме того, «жалеть» значит беречь, сохранять. В русских сказках, Иван-царевич жалеет животных, которых встречает на своем пути: медведицу с медвежатами, сокола с птенцами, зайца с зайчатами, щуку с щурятами и они помогают ему победить Кощея Бессмертного. В мире все взаимосвязано, без жалости невозможно следовать Правде. Права на жалость лишается только тот, кто нарушил роту.

Поэтому неслучайно, что когда жители Бердаа нарушили заключенный с русами договор, то русы безжалостно и беспощадно отомстили. Так же вели себя русские крестьяне, когда с их точки зрения, властьимущие начинали творить беззаконие, тем самым. нарушая роту, иначе говоря, в глазах крестьян они становились предателями. Тогда и вспыхивал русский бунт, как уже говорилось, по самой своей природе беспощадный, но, как теперь стало понятно, отнюдь не бессмысленный. Цель любого русского бунта одна – восстановить гармонию мира.

Таким образом, наиболее архаичными чертами русского характера, относительно которых можно предположить, что они унаследованы от индославов являются: товарищество, широта, воля, терпение, жалость (любовь), глубина, как интуитивное понимание Вселенского закона и следование правде. Перед тем, как перейти ко второму вопросу – локализации географических реалий сформировавших такую комбинацию черт характера, осталось упомянуть еще одну национальную специфическую черту – тоску.

Выражение «русская тоска» является таким же культуральным клише, как «широкая русская душа». Это удивительно, так как тоска имеет выраженный негативный смысл, и даже является симптомом психического расстройства. Наличие в этническом характере патологической черты противоречит самой сути характера, как совокупности адаптационных механизмов.

Обратимся к словарям.

Толковый словарь Ушакова: Тоска – Сильное душевное томление, душевная тревога в соединении с грустью и скукой. Тоска по родине. Испытывать тоску. Наводить или нагонять тоску. И странная тоска теснит уж грудь мою. Лермонтов: Стеснилась грудь ее тоской.

Словарь Великорусского языка Даля: Тоска – стеснение духа, томление души, мучительная грусть, душевная тревога, боязнь, скука, горе, печаль, нойка сердца, скорбь.

Шмелев обращает внимание, что словарные определения описывают душевные состояния родственные тоске, но не тождественные ей. Этим вызвана непереводимость русского слова тоска и национальная специфичность обозначаемого им душевного состояния. Трудно даже объяснить иностранцу, незнакомому с русской тоской, что это такое. Некоторое приближение дают лишь развернутые описания, например Вержбицкая так характеризует это свойство: тоска – это то, что испытывает человек, который чего-то хочет, но не знает точно, чего именно, и знает только, что это недостижимо. А когда объект тоски может быть установлен, это обычно что-то утерянное и сохранившееся лишь в смутных воспоминаниях: сравни тоска по родине, тоска по ушедшим годам молодости. В каком-то смысле всякая тоска могла бы быть метафорически представлена как тоска по небесному отечеству, по утерянному раю. Шмелев, вновь, делает предположение, что чувству тоски способствуют бескрайние русские пространства; именно при мысли об этих пространствах часто возникает тоска, и это нашло отражение в русской литературе: «тоска бесконечных равнин» у Есенина или Гоголь: «Почему слышится и раздается немолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря до моря, песня?».

Как видно из приведенных цитат, тоска амбивалентна, и может олицетворять как норму характера, так и быть симптомом болезни. Как черта характера, русская тоска аналогична греческому «потос» – неукротимой тяге к изменениям, стремлению к поступку. Потос – это мечта, которая предшествует и реализуется в аретэ. Человека, столкнувшегося с несправедливостью и беззаконием, охватывает мечта о справедливости, которая позже, если этот человек Герой, трансформируется в сознательное героическое аретэ. Арриан писал, что Александр Македонский несколько месяцев бездействовал в Согдиане, так как не мог без должного аретэ начать индийский поход.

Как это напоминает, по выражению экономиста М.Г. Делягина, «органическую неспособность русских существовать без «сверхзадачи», без некоей цели, возвышающейся далеко над его повседневным существованием и придающей этому существованию философский смысл. По известной притче, мы органически не способны не только «таскать эти треклятые камни», но даже и «зарабатывать на жизнь своей семье» — по-настоящему хорошо мы можем только «строить Руанский собор». Потребность в «сверхзадаче» вместе с тягой к справедливости сформировали в рамках русской культуры весьма специфический тип трудовой мотивации, ориентированной на деньги и в целом потребление лишь преимущественно как символ этой справедливости. …Однако главное проявление сельского характера русской культуры — авральный, крайне неравномерный характер как труда, так и всей жизни в целом. Крестьянин привык, что периоды исключительно интенсивной работы (посевная и особенно уборка урожая, когда «один день год кормит») перемежаются с длительным зимним периодом хронического безделья. В результате добросовестное планирование в нашей стране вынуждено учитывать, что трудовой цикл начинается с длительного периода «раскачки», за которым следует нормальная работа «в охотку», сменяющаяся диким «авралом», в ходе которого могут быть как значительно перевыполнены первоначальные задания, так и разрушено все, что можно разрушить — от оборудования до человеческих отношений».

В таком ключе, тоска – это не просто мечта, предшествующая ярости, а прежде всего, неосознаваемое, интуитивное ощущения нарушения роты и стремление к восстановлению гармонии.

Важно отметить, что мечтательность тесно связана с эстетическим восприятием, с глубоким чувством красоты. Мечтать можно лишь о красоте, так как красота есть один из критериев роты. Для русского человека слово «красивый» означало наш (свой), в то время как страшный является важнейшей характеристикой чужака. Не случайно, можно сказать: «Страшная внешность, страшный поступок, страшный человек». Чувство красоты обнаруживается у всех индоевропейских народов.

В сказке «Про Федота Стрельца» царь посылает героя: «Пойди туда незнамо куда, и принеси то, незнамо что». В результате приключений, Стрелец встречает некого Свата, который и помогает ему выполнить все капризы царя. По мнению Светланы Васильевны Жарниковой, помогает герою Свет, символизирующий Вселенский закон – роту. В конце сказки Стрелец сам становится царем. С точки зрения русов, этот финал логичен и закономерен, так как царь правит по роте, то и быть царем может лишь тот, кто защитил и восстановил роту.

Как было сказано выше, состояние греческого героя, охваченного аретэ, на русский язык лучше всего переводится словом ярость. Таков Александр Великий, таков и его предок Ахилл. Однако ярость этимологически связано с именем бога Ярилы, и, таким образом, отсылает к рядам смысловых значений, связанным не только с силой, но и с солнечным (красным) светом. Русский герой, покидая ради воли свою ставшую вдруг душной общину, подобно весеннему солнцу – творит новый мир. Товарищество, широта, глубина, воля, тоска и ярость оказываются составляющими емкого понятия мир. Расстояния не имеют значения, важна принадлежность миру. Так, для женщины, живущей, скажем, во Владивостоке, представляется совершенно естественной ситуация, когда ее дети проживают в Петербурге – мир-то один! И в тоже время, если дети уехали на то же расстояние, но живут в Австралии, то их новое место жительство воспринимается как чужбина – другой мир. При этом, если, приехав к детям погостить, эта женщина увидит, что дети живут в русской общине, то и Австралия перестанет восприниматься чужбиной и психологически станет восприниматься частью нашего русского мира.

Среди эмигрантов последней волны принято называть свое новое место жительство русским архипелагом, подчеркивая тем самым, что русские общины – это просто острова в море чужих, но острова сохранившие связь с Родиной. Таким образом, в норме тоска-мечтательность, как черта характера, трансформировавшись в яростную жажду жизни, способствует расширению русского мира. И нет границ для этого расширения, ибо границы русского мира – это границы Белого Света. Настолько широк русский человек!

Однако, если отношение человека к миру нарушено, если он не чувствует и нарушает роту, то черты этнического характера оборачиваются симптомами наиболее распространенных в данном этносе психических заболеваний. Так если же нет возможности реализовать широту души, если нельзя уехать ватагой в новое место и построить там Город будущего, то ярость оборачивается аутоагрессией и начинает разрушать самого человека. Свет становится не мил, глаза застит сумрак. Человек теряет желание жить, ведь темнота – это признак того, иного света. Не случайно, недостаток солнечного света в осеннее-зимний период вызывает тоску и даже может стать причиной депрессивной реакции. Этот пример хорошо иллюстрирует, механизмы возникновения этно-ландшафтного диссонанса и развитие вследствие этого болезни. Далее тоска приводит к меланхолии.

Обратимся к словарям.

Словарь Брокгауза и Ефрона: Меланхолия, функциональное душевное расстройство, характеризующееся угнетенным состоянием духа с нарушением правильного течения представлений. Главные симптомы: беспричинное уныние, тоска, апатия, равнодушие к окружающему, бессонница, стремление к самоубийству. В тяжелых случаях наступает глубокое расстройство сознания, обманы чувств, безумные идеи, отказ от пищи. Если Меланхолия принимает хроническое течение, то она иногда переходит в слабоумие. Лечение: покой, удаление от обычной среды, поднятие питания всего организма; из лекарственных веществ – тонизирующие средства.

Словарь Владимира Даля: Меланхолия – задумчивая тоска, унынье, тихое отчаяние, без основательной причины, черный взгляд на свет, пресыщение жизнью, хандра; ипохондрия.

В современной психиатрии меланхолия – один из синдромов депрессивного расстройства, характеризуется выраженной тоской, сочетающейся с неприятными ощущениями за грудиной (пациенты жалуются на некую воронку за грудиной, которая высасывает все их жизненные силы), подавленностью, апатией (скукой). Депрессивный тоскливый аффект (при достаточной его выраженности) захватывает поле сознания, всецело определяя мышление и поведение больных. Двигательная заторможенность обычно достаточно выражена. Больные малоподвижны, большую часть времени лежат или сидят в характерной согбенной позе. Собственное состояние воспринимается как беспросветное мучение и часто сопровождается изменением восприятия времени и жизненной перспективы. Время кажется мучительно замедлен¬ным, а страдания – практически вечными, что наряду с идеями самоуни¬чижения толкает страдающего к суициду, иллюзорно представляющемуся как единственно возможный выход и избавление от страдания. В таких случаях, зачастую на исходе состояния, когда пациент выходит из оцепене¬ния, может возникнуть состояние сильнейшего беспокойства, сопровожда¬емого желанием смерти и суицидальными действиями, – меланхолический раптус.

Меланхолический синдром (иногда обозначаемый как «простая» или «классическая» депрессия) характеризуется отчетливой тоской с суточными колебаниями и витальным компонентом, на¬пряжением, хотя внешние проявления тревоги могут быть незна¬чительными или отсутствовать, психомоторной заторможенностью. Суицидные тенденции, как правило, присутствуют, возможны идеи малоценности, виновности, беспокоит «серость» восприятия. Обсессии носят характер хульных мыслей или навязчивых мыслей о самоубийстве. При тяжелом, напряженном меланхолическом синдроме, как правило, имеются деперсонализационные явления (мир воспринимается нереальным, ненастоящим): болезненное бесчувствие, сопровождаемое душевной болью, отсутствие чувства голода, насыщения, иногда сна. Сон тяжелый, с ранними утренними пробуждениями, аппетит резко снижен, наблюдаются похудание. В более тяжелых случаях, развивается обсессивно-компульсивный синдром – психопатологическое состояние. На первом этапе которого преобладают явления навязчивости, т.е. непроизвольно возникающие в сознании тягостные и неприятные мысли, представления, воспоминания, страхи и влечения, которые на втором этапе компульсивно разряжаются посредством неконтролируемых иррациональных действий. Обсессивно-компульсивный синдром представляет собой частое расстройство при пограничных психических заболеваниях и расстройствах зрелой личности.

В качестве иллюстрации патологической реализации этнического характера можно привести алкоголизм. Пьянство - одна из идентификационных болезней русских, у алкоголиков можно обнаружить все черты национального характера. Русский человек не пьет в одиночку (товарищество), он щедро угощает окружающих, не останавливаясь ни перед какими тратами (широта). Зачастую алкоголик очень хорошо разбирается в спиртных напитках и разрабатывает сложную систему их распития в зависимости от количества и качества имеющейся закуски, цель данной системы заключается в уменьшении выраженности утреннего похмелья (глубина). Русский человек пьет из-за несправедливости окружающего мира (тоска), а также потому, что только в пьяном состоянии может позволить себе ярость в отношении обидчиков.

Где же мог сформироваться столь яркий характер, казалось бы, сотканный из крайностей, каким реалиям он синтоннен?

В современной науке существует несколько гипотез о месторасположении прародины славян. Согласно одной из них, славяне как этнос сформировались в южно-русских или даже среднеазиатских степях. Действительно, такие черты, как воля, мечтательность, ярость могли сформироваться в таких условиях, однако, для широты требуется избыток ресурсов, степь же напротив, - место, где ресурсы настолько ограничены, что степняки кочуют только семейной группой, большая группа может прокормиться только за счет добычи взятой в набегах. Кроме того, степняки не строили городов, а Русь – это страна городов. Следует подчеркнуть, что строительство городов – один из главнейших идентификационных признаков индославов. Так, современники отмечают, что Александр Македонский поразился количеству городов в Индии.

Араб Ибн Русте пишет, что у руссов много городов, в то время, как другой очевидец ибн Хордадбег подчеркивает, что в Византии настоящих городов только пять. Как мы понимаем, причина этого различия кроется в этническом характере индославов.

Кроме того, индославы имели еще одно удивительное свойство - они накапливали баснословные богатства. Во все времена не только Индия славилась своим богатством, но и русский мир. Мы используем термин русский, а не славянский, потому что богатыми были, прежде всего, те славянские языки (народы), что входили в племенные союзы и государственные образования с ругами (русами). Во времена князя Святослава Игоревича католические монахи Герборд и Эбон писали о славянских землях: «Изобилие рыбы в море, реках, озерах и прудах настолько велико, что кажется просто невероятным. На один денарий можно купить целый воз свежих сельдей, которые настолько хороши, что если бы мы стали рассказывать об их запахе и толщине, то рисковали бы быть обвиненными в чревоугодии. По всей стране множество оленей и ланей, диких лошадей, медведей и кабанов, и разной другой дичи. В избытке имеются коровье масло, овечье молоко, баранье и козье сало, мед пшеница, конопля, мак, всякого рода овощи и фрукты, и будь там еще виноградные лозы, оливковые деревья и смоковицы, можно было бы принять эту страну как землю обетованную». Позволим себе напомнить, что речь идет о землях центральной Европы, тех самых землях, которые после истребления славян их новые владельцы – германцы будут именовать тощими, а леса пустыми. Одна и та же земля, во владении славян – жирная, плодородная, во владении германцев – тощая. Выскажем предположение, что дело не в особенном трудолюбии крестьянина-славянина, а в жизни по роте. То же можно сказать и о причинах богатства индийцев. Таким образом, степь могла стать и, по всей видимости, была промежуточной станцией индославов, но никак не Родиной.

Вторая гипотеза называет славян лесным народом, так как именно в европейских широколиственных лесах зародился этот этнос. Эта гипотеза также не объясняет возникновение всех черт характера. Достаточно сказать, что широта и связанное с ней понимание мира, как безграничного. Стремление жить от края до края. Динамическое понимание Вселенского закона (по роте ходят!) никак не способствует адаптации к лесным условиям. Американскими антропологами было доказано, что у африканских пигмеев, чья родина действительно лес, отсутствует понятие перспективы. Кроме того, они практически не знают понятие высота и не интересуются небом. Пигмеи живут не просто в плоском мире, а еще и в мире, где нет дали. Такое свойство натуры, как неспособность видеть перспективу, помогает пигмеям выживать в лесу. Про славян же известно, что они организовали крупнейшие торговые пути, соединившие Балтийское море с Черным и Каспийским морями, и Средиземное море с Балтикой. Тысячи километров, сотни городов, десятки волоков, разве могли соединить такое воедино люди без чувства перспективы? Арабские историки оставили описание купцов-русов, как баснословно богатых людей. Лес славяне осваивали, пользуясь речными дорогами, только индославы относятся к рекам как к святыням: русская река Волга, священная Ганга, матушка Лаба, Дунай-батюшка. Другим народам такое отношение чуждо. Оно могло сформироваться только у этноса, генетически связанного с водой. Таким образом, лес стал домом славян, но не был их Родиной.

Теперь выскажем собственную гипотезу и приведем ряд аргументов в ее пользу. Итак, по нашему мнению, единственной географической реалией, где мог сформироваться этнический характер индославов, является северное морское побережье.

В пользу Северной прародины индославов написано много замечательных книг, достаточно упомянуть таких ученых, как Тилак, Н.Р. Гусева, С.В. Жарникова, М.Л. Серяков. Приведем еще один аргумент, вытекающий из логики нашего исследования.

Пришедшим с Севера на Пелопоннес грекам хватило даже не тысяч, а всего лишь сотен, чтобы приучиться воспринимать красоту как гармонию или золотую середину между крайностями, а добродетель - как умеренность характера. По мнению греков, цивилизованный человек умерен в своих мыслях, желаниях, поступках, именно умеренность отличала грека от варвара. Вспомним, с каким презрением писали о том, что Александр Великий и другие македонцы пьют неразбавленное вино! Македонцы чрезмерны и, следовательно, они варвары. В русской же культуре выражение «серая мышка» – это не похвала, а уничижительная характеристика. Аристотель настаивал, что Александр должен ограничиться завоеванием территорий лежащих вокруг Средиземного и Черного морей. Философ учил, что в сферу национальных интересов греков попадают земли с субтропическим климатом, те, где растет виноград. Территории с менее благоприятным климатом: более холодные или, напротив, более жаркие, по мнению философа, непригодны для жизни греков. От себя добавим, на этих землях греки были не синтонны окружающему миру. Так же можно вспомнить печальную участь вандалов, переселившихся на земли бывшего Карфагена (439 г.). Могучие завоеватели, которым заплатил выкуп сам Рим, исчезли буквально на глазах одного поколения. Историки пишут, что главной причиной трагедии вандалов или венедов стало чрезмерное пьянство по причине скуки. Уехавшие на местожительство в субтропики русские в один голос жалуются на приступы невыносимой тоски по зиме и снегу. Таким образом, выраженная сезонность климата является необходимым условием жизни русского человека. Исходя из сказанного, можно утверждать, что характер индославов мог сформироваться только в более суровых реалиях, нежели зона средиземноморского климата.

Несмотря на то, что в пользу морского побережья как прародины индославов свидетельствуют многие факты. Для дальнейшего рассуждения необходимо прояснить смысл выражения «культуральное клише», обычно так называют стереотипы мнений о чем-либо или о ком-либо. Так вот, согласно Юнгу, «культуральное клише» – это не что иное, как архетип. Еще в начале XX века выдающийся психиатр и психолог Карл Густав Юнг, оттолкнувшись от работ французских антропологов и результатов собственных исследований, показал, что помимо индивидуального бессознательного, существует более глубокий уровень психики, который он назвал «коллективным бессознательным». Направление современной психологии, в рамках которого развивается эта базовая идея, получило название трансперсональной психологии. В настоящее время, считается доказанным существование пластов родовой и этнической памяти в бессознательном каждого человека. Материал этой памяти кодируется в виде символических образов и архетипов. Можно сказать, что архетип – это базовая структура (сгусток информации) или опыт, накопленный этносом в ходе исторического развития.

Видный австрийский историк античности Ф. Шахермайр в своей книге «Посейдон и возникновение греческой религии» (1950) показал, что Владыка морей являлся для древних греков в эпоху их переселения на Пелопоннес одним из главных богом, а его культ был центральным в верованиях греков. В дальнейшем культ Нептуна подвергся инфляции. Схожая история произошла с Варуной, который в Ведах выступает как один из хранителей Вселенского закона, а позже, уже во время жизни индов на полуострове Индостан, Варуна превращается в Морского царя.

По всей видимости, Варуна, Перун и Посейдон – это разные имена одного из главных богов индоевропейцев, хранителя Вселенского закона, тесно связанного с морем.

Схожие представления были и в древнем Египте. Так, оракул Аммона-Ра предсказывал будущее по движению церемониальной ладьи, которую жрецы несли на своих плечах. А действие ведийской истории про то, как Варуна даровал способность к поэзии (ясновидению) мудрецу Васиштхе, происходит не где-нибудь, а посреди океана. Васиштхе обретает свой дар после того, как узнает одну из тайн мироздания – смену дня и ночи.


Когда мы двое восходим на корабль: Варуна и (Я)

Когда выводим корабль на середину Океана,

Когда движемся по поверхности вод,

Мы будем вдвоем качаться на качелях – для блеска.


В самом деле, Васиштху Варуна посадил на корабль,

(Он), мастер, сделал (его) риши (своими чудесными) силами,

Певцом, (он), вдохновенный, в счастливейший из дней,

Пока продлятся небеса, пока – зори.

(РВ VII.88.3-4)

А в гимне, посвященном Анги, рита приравнивается к воде: «кто достиг потока вселенского закона» (РВ I.67.7-8). Обратим внимание, что в русском языке существует целый ряд слов сближающих понятие гармонии, красоты и корабля. Лад – музыкальный, в доме, в душе, в отношения. Ладная – красивая. Ладья – корабль. В «Русской правде» Ярослава Мудрого, колдунов следовало испытать водой. Считалось, что безвинный человек утонуть не может. Византийские историки отмечали, что в жертву Перуну русы топили петухов.

Любопытно, что скандинавский бог Один получает дар поэта, выпив волшебного меда после жертвы-распятия. По нашему мнению, это свидетельствует, о том, что, во-первых, скандинавский эпос сложился позже, нежели славянский, индийский, греческий. А во-вторых, скандинавы, которых по привычке, считают выдающимися мореплавателями, освоили судовождение уже после того, как сформировались основные образы их пантеона богов.

В шедевре мирового искусства Одиссее, герой Гомера, прогневал Посейдона тем, что совершил подлый поступок. Посейдон придумал хитрость, позволившую грекам победить троянцев. Обратим внимание, что война долгие годы происходила следующим образом: греческое войско приближалось к стенам Трои, откуда тотчас выходило войско защитников. Никаких штурмов городских стен, никакого использования осадных орудий – только сражения под городскими стенами. План же Одиссея позволил грекам застигнуть троянцев врасплох и перерезать их сонными. С современной точки зрения, Одиссей проявил себя гениальным полководцем, но с точки зрения Традиции хитроумие Улисса привело к нарушению роты, ибо люди так не воюют. В наказание Посейдон, как бог хранитель Вселенского закона, заставил Одиссея плутать по волнам морей долгие годы. Ведь ведический Вануна – это творец мировой иллюзии, майи. В символическом плане история, рассказанная Гомером о том, что тот, кто прямому пути Правды выбирает Кривду, по воле богов и будет жить криво – плутать по жизни.

Водная символика пронизывает всю нашу культуру, особенно сгущаясь в ритуальной сфере. Упомянем лишь существовавший у индов и славян обычай пускать по реке к морю в праздничную ночь венки с зажженными огнями. Представители срубной культуры хоронили своих мертвых в деревянных колодах, которые были имитацией кораблей. На каменных стенах мегалитических могил эпохи неолита часто находят высеченные изображения кораблей, которые могут быть поняты лишь как символы путешествия на острова блаженных. В египетской мифологии солнце передвигается по небу на ладье. Светлана Васильевна Жарникова пишет: «Во многих мифологических системах соотносится не только с плодородием, но и с миром мертвых, с обиталищем предков - подателей плодородия. Так, арьи считали Рудру божеством лунарного цикла и связывали с ним представления о плодородии, долголетии, смерти и возрождении. Они верили в то, что главным средством, придающим жизненную силу, был посылаемый Рудрой дождь, и что труп должен быть омыт дождевыми водами. Из той же глубочайшей древности идет, вероятно, и славянское поверье, что дождь во время похорон – благо». Добавим, что образ живой и мертвой воды - один из центральных в мифологии индоевропейцев. По мертвой воде-реке плывут в мир мертвых, по живой воде-реке возвращаются в мир живых.

Однако, вернемся к теме доклада, сформулируем вопрос: Могли ли сформироваться черты, определяющие этнический характер индославов в условиях жизни на северном побережье?

Как уже было сказано ранее, такое качество, как широта может появиться только в условиях переизбытка ресурсов. Море – это неисчерпаемая кладезь биоресурсов, доступных даже людям, не умевшим строить плавательные средства. По количеству легко усваиваемого белка морские моллюски вне конкуренции.

Позже, когда люди научились строить лодки, сформировалось представление о глубине, как месте, где хранятся подлинные сокровища. Чем глубже мог нырнуть человек, тем более богатую добычу он доставал. Еще позже, стало ясно, что в глубине моря вода движется по определенным направлениям и, если следовать течению, то плавание становится более безопасным и легким. У индославов сутки делились на пять частей: 1) от зари до полудня; 2) приблизительно до трех часов; 3) до сумерек; до полуночи; 4) до зари. Такие представления о времени могли возникнуть лишь у моряков, так как данные временные интервалы хорошо соответствуют времени, когда дуют утренний и вечерний бриз, когда нужно выходить в море, и когда возвращаться на берег. Способность предчувствовать перемену ветра и морского течения вплоть до последнего времени считалась важным качеством хорошего моряка. Морская интуиция базируется на знании реалий. Есть поговорка: «Море не терпит лжи». Солгать в экстремальной ситуации на море - значит подвергнуть себя и других смертельному риску. Кроме того, море необычайно красиво, им можно любоваться бесконечно. Таким образом, именно у мореходов могло возникнуть представление о глубине, как интуитивном чувстве законом мирозданья, проявляющихся в правде и красоте.

Товарищество - непременный атрибут морских походов, экипаж ладьи нельзя было укомплектовать только из членов одной семьи. В одном экипаже в море ходили разные люди, которые долгое время были вынуждены жить и работать в условиях скученности, когда все на виду. Это не могло не привести к определенной терпимости друг к другу, соединившись с привычкой объединять свои усилия во время гребли или вытягивания сетей, терпимость стала основой такой черты, как товарищество. Привыкшие чувствовать локоть соседа, члены экипажа одной ладьи и в бой стали ходить так же – одной плотной группой. Когда же пришло время для долгого путешествия вглубь материка, кто-то предложил сделать маленькую ладью (колесницу) и запрячь в нее лошадей.

Необходимость ежегодно уходить на несколько месяцев в морские походы для рыбалки, торговли или войны, сформировало и другие черты. Существует устойчивое представление, что настоящий моряк мечтает и даже тоскует о море, что едва наступает весна и море освобождается ото льда, тянет его на волю, потому что только там, в бескрайнем морском просторе, чувствует он себя вольным. Ради этой вольной морской красоты готов моряк терпеть все тяготы разлуки с близкими, которые любят его, которые хотели бы, чтобы бросил он ходить в море, но которые и жалеют его, так как понимают -нельзя моряку без моря. (Окончание следует)

Tags: конгресс, позитивная динамическая психотерапия, танцы, теория метода, характер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments