Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Categories:

Образ дерева, как символическая проекция отношения к себе

© Слабинский В.Ю. Образ дерева, как символическая проекция отношения к себе, 2011
© Слабинский Владимир Юрьевич, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психотерапии Северо-Западного Государственного Медицинского Университета им.И.И.Мечникова

Владимир Николаевич Мясищев предлагал понимать личность, как систему отношений. Основные характеристики отношения: осознанность, избирательность, целостность, потенциальность, актуальность. В многообразии отношений по праву можно выделить кластер отношений «к себе» – базис всей системы отношений личности.

В методологии Позитивной Динамической Психотерапии для исследования и описания отношения «к себе» используется модель «Идентификации». В кластере отношений личности «к себе» ведущим является принцип «Динамики», а принципы «Надежды» и «Гармонии» – вспомогательными. Динамика развития личности вызвана одновременными процессами отождествления и разотождествления. Новая идентичность укореняется в сфере «Я» и в дальнейшем реализуется в сферах «Ты», «Мы» и «Пра-Мы».

Для исследования системы отношений, помимо прочего, используется авторская методика В.Ю.Слабинского «Проективный тест отношений». Платформой для разработки этого теста послужили теория отношений (личности) В.Н.Мясищева (1930-1950) и проективный тест Дж.Бука «Дом – Дерево – Человек» (1948).

Для диагностики отношения «к себе» в методике «Проективный тест отношений» применяется рисуночный субтест «Дерево». Правила интерпретации можно прочесть в моей книге - Слабинский В.Ю. «Семейная позитивная динамическая психотерапия» (СПб, 2009).

Любая психодиагностическая методика, по сути, искусственно повторяет некие объективные реалии – моделирует ситуации и психологические переживания. В культуре различных народов можно обнаружить схожие и взаимодополняющие архетипические образы Древа. Античные мифы сохранили память о похищении Гераклом золотых яблок из сада Гесперид. В русских сказках добыча молодильных яблочек - достаточно распространенный сюжет. Саги рассказывают, что Северный бог Один с целью постичь руны, принес себя самого в жертву, 9 суток провисев на стволе Мирового древа – ясеня Иггдрасиля, прибитый к нему своим же копьем. Согласно библейскому мифу, история человечества началась с того, что Ева отведала яблоко с Древа познания Добра и Зла. Обратим внимание, что все приведенные сюжеты являются описанием обрядов перехода, целью которых было обретение новой идентичности.

27 декабря 1973 года в своем последнем интервью Юлиус Эвола сказал, что в условиях современной культуры самоинициация возможна в двух случаях, первый вариант - это переживание экзистенциальной травмы, второй - "вмешательство фактора, трансцендентного по отношению к индивиду, что лишь в крайне редких случаях может произойти самопроизвольно: такую инициацию можно было бы назвать дикой, подобно тому, как Рембо называли мистиком в диком состоянии.

По нашей гипотезе, одним из четких маркеров определенной ("дикой" в терминологии Эволы) самоинициации является спонтанное переживание архетипа «Древа» в сновидениях или фантазиях.

В качестве первой иллюстрации используем материал самонаблюдения, отображенный в стихотворении, написанном в возрасте 17 лет после переезда в другой город, начала учебы в институте и начала самостоятельной жизни в студенческом общежитии.

Владимир Слабинский «Скажите мне», 1985

Скажите мне, когда деревьям больно –
они, подобно людям, плачут?
Быть может, листья, роняемые на землю, –
слезы, а их топчут?
Скажите мне, может, ветви – руки
ласкают птиц и тянутся к солнцу,
трепещут пальцы, а их рубят?
Скажите мне, а, может, деревья любят,
когда не видят друг друга – скучают?
Может, им снятся полеты и море,
может, они нас пухом целуют,
а их топором на дрова убивают…

Иллюстрация № 2. Данный пример самоинициации взят из жизнеописания великого европейского мистика, одного из родоначальников немецкой философии – Якоба Бёме.

В возрасте 21 года Бёме пережил инсайт, который описал через 12 лет в книге «Утренняя заря в восхождения» (Aurora / Die Morgenröte im Aufgang, 1612):

Я уподобляю всю философию, астрологию и теологию, вместе с матерью их, драгоценному дереву, растущему в прекрасном саду.

2. Земля же, на которой стоит дерево, непрерывно дает ему сок, откуда дерево имеет свое качество жизни; а дерево растет в себе самом от сока земли, и становится большим, и широко раскидывает ветви свои.

3. И как земля силою своею трудится над деревом, чтобы оно росло и возрастало, так и дерево со всеми ветвями своими непрестанно трудится изо всей своей мощи, чтобы всегда приносить много добрых плодов.

4. Если же дерево приносит мало плодов, к тому же совсем мелких, червивых и дряблых, то вина не в воле дерева, что оно желало умышленно приносить худые плоды, ибо оно – драгоценное дерево доброго качества; но в том вина, что часто нападают на него великая стужа, зной, медвяная роса, гусеницы и тля, ибо качество в глубине, извергаемое звездами, повреждает его, так что оно приносит мало добрых плодов.

5. Дерево это имеет то свойство, что чем становится больше и старше, тем сладчайшие приносит плоды: в юности своей приносит оно мало плодов, чему виною суровый и дикий род почвы и чрезмерная влага в дереве; и хотя оно хорошо цветет, однако яблоки его большею частью отпадают во время роста, разве только если оно стоит на очень хорошей почве.

6. Дерево же это имеет в себе и доброе, сладкое качество; но также и три других, противных тому, как-то: горькое, кислое и терпкое. Каково дерево, такими бывают и его плоды, пока солнце не подействует на них и не сделает их сладкими, так что они получат приятный вкус; и плоды его должны устоять в дождь, ветер и непогоду.

7. Когда же дерево становится старым, так что ветви его засыхают и сок не может больше подниматься в вышину, то внизу, вкруг ствола, вырастает много зеленых веточек, под конец также и на корне, и они прославляют старое дерево, так как оно тоже было прекрасной зеленой веточкой и деревцем и теперь состарилось. Ибо природа, или сок, обороняется, пока ствол совсем не засохнет; тогда его срубают и сжигают в огне.

Напомним, что Инсайт (англ. insight — понимание) — внезапное и невыводимое из прошлого опыта понимание существенных отношений и структуры ситуации в целом, посредством которого достигается осмысленное решение проблемы.

В результате инсайта или, как он сам называл, мистического видения, Якоб Бёме переосмыслил и библейский миф, и женский образ в целом. Русскими последователями Бёме были философы Владимир Соловьёв, Павел Флоренский, Сергей Булгаков, Семён Франк, Николай Лосский, разрабатывавшие учение о Премудрости Божией – Софии. Гомер и Аристотель понимали «Софию» (греч. Σοφία) как знание, мастерство, разумное умение в творчестве; «знание о сущности», о «причинах и источниках». Русские космисты делали акцент на «целостности» – «…единство истинное, не противополагающее себя множественности, не исключающее ее, но… всё в себе заключающее» (Вл. Соловьев).

На одной из средневековых гравюр изображен увиденный Якобом Бёме «космический человек». Внутри «космического человека» находится Мировое древо, причем корни этого дерева проецируются на «солнечное сплетение», ствол – на «трахею и бронхи» (бронхиальное дерево), а крона – на голову.

Рис.1 Космический человек Якоба Бёме


Вид спереди иллюстрирует возрождение божественных принципов в человеке. Дерево коренится в сердце, где находится зеркало, отражающее божественный свет – истинное знание. Корни дерева – чувства и желания человека, могущие напитать Ствол – дух человека, тянущийся к своему отцу – Богу. Ветви – индивидуальность человека, заключающаяся в божественной конституции, а листья – это плод усилий самого человека – его личность.

Вид сзади показывает ночные состояния души. Сферы астрального ума и чувств заполнены звездами, что символизирует зависимость человека от расположения небесных созвездий. В сфере разума низшее и высшее соединяются, так как разум обычного человека содержит в себе и одно, и другое, чем отличается от «просвещенного понимания» или истинного знания духовного человека – Адама. Кроме этого, можно заметить, что на гравюре Беме проекция «Мирового древа» соответствует расположению на теле человека четырех верхних чакр в аюрведической традиции и совпадает с расположением «духовных органов», описанных античными авторами.

Иллюстрация № 3. Сергей Есенин, 25 лет. Все от Древа — вот религия мысли нашего народа… То, что музыка и эпос родились вместе через знак древа, заставляет нас думать об этом как не о случайном факте мифического утверждения, а как о строгом вымеренном представлении наших далеких предков. Свидетельство тому наш не поясненный и не разгаданный никем бытовой орнамент. Все наши коньки на крышах, петухи на ставнях, голуби на князьке крыльца, цветы на постельном и тельном белье вместе с полотенцами носят не простой характер узорочья. Это — великая значная эпопея исходу мира и назначению человека… Вглядитесь в цветное узорочье наших простынь и наволочек. Здесь с какой-то торжественностью музыки переплетаются кресты, цветы, ветви. Древо на полотенце — значение нам уже известное, оно ни на чем не вышивается, кроме полотенца, и опять-таки мы должны указать, что в этом скрыт весьма и весьма глубокий смысл. Древо — жизнь. Каждое утро, встав от сна, мы омываем лицо свое водою. Вода есть символ очищения и крещения во имя нового дня. Вытирая лицо свое о холст с изображением древа, наш народ немо говорит о том, что не забыл тайну древних отцов вытираться листвою, что он помнит себя семенем надмирного древа, и, прибегая под покров его, окунаясь лицом в полотенце, он как бы хочет отпечатать на щеках хоть малую ветвь его, чтоб, подобно древу, он мог осыпать с себя шишки слов и дум и струить от ветвей-рук тень-добродетель. Цветы на постельном и тельном белье относятся к кругу восприятия красоты. Означают они царство сада или отдых отдавшего дань труду на плодах своих. Они являются как бы апофеозом как трудового дня, так и вообще жизненного смысла крестьянина. Таким образом разобрав весь, казалось бы, внешне непривлекательный обиход, мы наталкиваемся на весьма сложную и весьма глубокую орнаментичную эпопею с чудесным переплетением духа и знаков. И «отселе», выражаясь пушкинским языком, нам видно «потоков рожденье. - Сергей Есенин "Ключи Марии".
http://feb-web.ru/feb/esenin/texts/e75/e75-186-.htm

Иллюстрация № 4. Многие знания – многие печали. Переживание целостности мира, интуитивное понимание всей совокупности сложнейших причинно-следственных связей может порождать болезненное ощущение хрупкости мироздания. Порой предчувствие катастрофы оказывается предвидением. Так, в возрасте 29 лет русский поэт Николай Клюев накануне Первой Мировой Войны в 1913 году написал стихотворение «Осинушка».

Ах, кому судьбинушка
Ворожит беду:
Горькая осинушка
Ронит лист-руду.

Полымем разубрана,
Вся красным-красна,
Может быть, подрублена
Топором она.

Может, червоточина
Гложет сердце ей,
Черная проточина
Въелась меж корней.

Облака по просини
Крутятся в кольцо,
От судины-осени
Вянет деревцо.

Ой, заря-осинушка,
Златоцветный лёт,
У тебя детинушка
Разума займет!

Чтобы сны стожарные
В явь оборотить,
Думы - листья зарные -
По ветру пустить.

Иллюстрация № 5. Часто встреча с архетипическими образами случается в сновидениях. Одним из маркеров таких сновидений являются сильные чувства.

Сновидение мужчины 30 лет.

Мир вокруг был какой-то стертый, трудно сказать были краски или нет. Я возле огромного дерева, на котором находится какая-то православная икона. Вдруг я вижу, что у изображения на иконе появляется нос-шишка. Я удивляюсь этому, хочу рассмотреть поближе, но тут дерево оживает и икона превращается в его лицо. Дерево подмигивает мне и неожиданно я понимаю, что дерево – это я. Какой-то странный сон, пугающий и радостный одновременно.

О том, что славяне поклоняются деревьям в священных рощах сообщал Козьма Пражский в Чешской хронике (XII век). Аналогичное наблюдение сделал немецкий хронист Гельмгольд (XII век), описывая быт и нравы полабских славян. О почитании деревьев упоминается и в "Житии Константина Муромского", а Иоанн Златоуст приводит факт существования у русских язычников молитвы "в дрова".

Ярор (клён) - в пpеданиях западных славян деpево, в котоpое пpевpащен ("заклят") человек - "явоp от человека пошел". Кленовое деpево не использyют на дpова, листья клёна не подкладывают под хлеб в печи (в листе клена видят ладонь с пятью пальцами). Из клёна нельзя делать гpоб - "гpешно гноить в земле живого человека" и т.д. Пpевpащение человека в явоp - один из попyляpных мотивов славянских баллад.

У восточных славян существует пpичитание матеpи над yмеpшим сыном: "Ай, мой сыночек, мой же ты явоpочек". Согласно сеpбсвим повеpьям, если сyхой клён обнимет неповинно осyжденный человек, клён зазеленеет; если же к зеленеющемyт весной явору пpикоснется несчастливый или обиженный человек - дерево высохнет. Почитание явора сохранилось и в христианстве - на Тpоицy, в день Божьего Тела и в дpyгие пpаздники ветками клёна yкpашали дома, воpота.

Рис. 2. Обряд поминания предков
поклонение деревьям

Иллюстрация № 6. Женщина, 30 лет Из диалогов
- Я о сих пор вспоминаю сосну, которая послала мне прекрасный сон о себе.
Вы не могли бы написать свой сон про сосну? Очень интересно.
Ну это был не совсем сон, это было внутреннее ощущение сосны во сне :) Ее жизни. Ближе всего по образу это походило на такой зеленый энергетический поток в "Крадущемся тигре..", если Вы видели этот фильм. А по ощущениям что-то теплое, струящееся, как будто солнечный луч на лицо упал. Для меня это выглядело так, как будто я почувствовала как сосну питает сок - ее "психические" представления об этом. Не знаю как правильно сформулировать :)
А сколько вам было лет в момент переживания встречи с сосной?
Это было несколько лет назад, мне было около 30, я думаю. Не могу сказать, что я какой-то особый любитель природы. Но в том месте прекрасный сосновый лес, и в одну ночь, когда я уснула под сосной, мне приснился этот сон. Для меня сосна в этом ощущении - Другой. Это были ее чувства, ее образы, просто переданные мне (конечно же я увидела их как-то по-своему, как могла) Это и близко не было похоже на "отношение к себе", кроме того, я вообще не испытывала ничего подобного ни до ни после, хотя лес этот люблю и бывала в нем еще несколько раз. Это ощущение мало походило на человеческое, настолько оно необычное.

Источник http://airiswolf.livejournal.com/538763.html?view=4093323#t4093323


Иллюстрация № 7 В романе "Война и Мир" Лев Толстой так иллюстрирует метаморфозу Андрея Болконского (31 год):

На краю дороги стоял дуб. Он был, вероятно, в десять раз стар­ше берез, составлявших лес, в десять раз толще и в два раза выше каждой березы. Это был огромный, в два обхвата дуб, с обломанны­ми суками и корой, заросшей старыми болячками. С огромными, неуклюже, несимметрично растопыренными корявыми руками и пальцами, он старым, сердитым и презрительным уродом стоял между улыбающимися березами. Только он один не хотел под­чиниться обаянию весны и не хотел видеть ни весны, ни солнца.

Этот дуб как будто говорил: «Весна, и любовь, и счастье! И как не надоест вам все один и тот же глупый, бессмысленный обман! Все одно и то же, и все обман! Нет ни весны, ни солнца, ни счастья. Вон смотрите, сидят задавленные мертвые ели, всегда одинокие, и вон я растопырил свои обломанные, ободранные пальцы, выросшие из спины, из боков — где попало. Как вы­росли — так и стою, и не верю вашим надеждам и обманам».

Князь Андрей несколько раз оглянулся на этот дуб, проезжая по лесу. Цветы и трава были и под дубом, но он все так же, хму­рый, неподвижный, уродливый и упорный, стоял посреди них.

«Да, он прав, тысячу раз прав этот дуб, — думал князь Ан­дрей. — Пускай другие, молодые, вновь поддаются на этот об­ман, а мы знаем: наша жизнь кончена!» Целый ряд мыслей, безнадежных, но грустно-приятных, в связи с этим дубом воз­ник в душе князя Андрея. Во время этого путешествия он как будто вновь обдумал всю свою жизнь и пришел к тому же успо­коительному и безнадежному заключению, что ему начинать ничего было не надо, что он должен доживать свою жизнь, не делая зла, не тревожась и ничего не желая...

Уже было начало июня, когда князь Андрей, возвращаясь домой, въехал опять в ту березовую рощу, в которой этот ста­рый, корявый дуб так странно и памятно поразил его. «Здесь, в этом лесу, был этот дуб, с которым мы были согласны. Да где он?» — подумал князь Андрей, глядя на левую сторону дороги. Сам того не зная, он любовался тем дубом, которого искал, но теперь не узнавал его.

Старый дуб, весь преображенный, раскинувшись шатром соч­ной, темной зелени, млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца. Ни корявых пальцев, ни болячек, ни старого горя и не­доверия — ничего не было видно. Сквозь столетнюю жесткую кору пробивались без сучков сочные, молодые листья, так что верить нельзя было, что это старик произвел их. «Да это тот самый дуб», — подумал князь Андрей, и на него вдруг нашло беспричинное весеннее чувство радости и обновления. Все луч­шие минуты его жизни вдруг в одно и то же время вспомнились ему. И Аустерлиц с высоким небом, и Пьер на пароме, и девоч­ка, взволнованная красотою ночи, и эта ночь, и луна — все это вдруг вспомнилось ему.

«Нет, жизнь не кончена в тридцать один год, — вдруг окон­чательно и бесповоротно решил князь Андрей. — Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это: и Пьер, и эта девочка, которая хотела улететь в небо. Надо, что­бы не для одного меня шла моя жизнь, чтобы на всех она отра­жалась и чтобы все они жили со мной вместе».

Иллюстрация №8. Переживания образа «Древа» вновь и вновь повторяются до завершения самоинициации – внутренняя работа может проявляться вовне посредством некоего неожиданного хобби.

Евгения Сергеевна Удовиченко (32 года):

– На это дерево я тратила около часа каждый день в течение месяца.

Рис.3 "Дерево", автор Е.С.Удовиченко, из коллекции Санкт-Петербургского института Позитивной Динамической Психотерапии и Психологии Отношений


Иллюстрация № 9. Великий испанский поэт-символист, лауреат Нобелевской премии в области литературы за 1956 год Хуан Рамон Хименес (1881-1958) в 36 лет написал:


Я знаю, наверно,-

я вечности древо

и кровью моею

накормлены звезды,

а птицы в листве -

мои сны и мечты.

И если паду я,

подрубленный смертью,-

обрушится небо.
(1916-1917)


Иллюстрация № 10. Однако чаще новое понимание, возникшее при встрече с Софией, воплощается в метафору, совет, рекомендацию – мудрость.

Ольга Викторовна Бермант-Полякова (38 лет):

Можно по-разному о себе думать. Например, прежний – новый, незрелый – зрелый. Было – стало. Я предлагаю вам подумать о себе как о дереве, которое выросло, – а в саду из саженца вырастает огромное дерево за десять лет, – и каждый следующий год этому выросшему дереву добавляет не высоты, а толщины, больше годовых колец на стволе становится. Были годы, когда прирастали тоненькие, истощённые борьбой за выживание, годовые кольца, были годы как годы. Настало и благодатное время, когда можно развернуться во всю мощь, брать из земли соки и поворачивать к солнцу молодые листья, время не выживать, а жить.

Есть изречение, «узнают дерево по плодам». Плоды своих трудов вы видите, это сыновний долг, который вы с честью выполнили, это научные работы, это устройство своего быта и дома. Не пилите себя, чтобы разглядеть срез ствола какие годовые кольца худые. Живите на земле под солнцем и радуйте плодами своих трудов других людей. http://m-d-n.livejournal.com/312943.html

Иллюстрация № 11. В завершение приведем замечательное высказывание Стефана Хёллера (58 лет) из книги «Юнг и утерянные евангелия» (2011):

У людей есть два пути, при помощи которых они могут расширить магический круг своей индивидуальности: один из них направлен наружу, другой – внутрь. Экстраверсия психической энергии обращает внимание личности на внешний мир ощущений с сопутствующими ему чувствами и мыслями. Но в области глубокого внутреннего понимания и психической проницаемости имеет место другой вид расширения. Вдруг наступает миг [интроверсии – В.С.] – и мы уже не маленькие люди, пойманные в ловушку в сером тумане понятий и образов; скорее, <…> мы становимся деревом, которое внезапно узнает, что его корни, глубоко внизу, тянутся из подземного мира власти, смысла и трепетного волнения, и мы готовы признать, что именно эта подземная сфера дает жизнь нашим ветвям, простирающимся ввысь, в мир дневного света сознательного эго.

Вывод. Таким образом, из приведенных иллюстраций следует, что отождествление с архетипическим образом дерева переживается личностью в ключевые моменты жизненной истории. Речь идет не о конкретном возрасте, который как раз может довольно сильно разниться, а о самоинициации – принятии новой структурной идентичности на линии: ребенок – взрослый – прародитель.
Tags: Слабинский, архетипы, позитивная динамическая психотерапия, символизм, символы, теория метода
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments