dr_slabinsky

Categories:

СОВЛАДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ВЫГОРАНИЕ: УРОВНЕВЫЙ ПОДХОД

УДК 159.923:616.89-008.19

Воищева Н.М., Слабинский В.Ю. Совладающее поведение и профессиональное выгорание: уровневый подход // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2020. – T. 12, № 5(64) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

ВВЕДЕНИЕ

Стрессы признаются главной проблемой ХХI века не случайно, качество жизни зависит от умения справляться со стрессовой нагрузкой. В свою очередь, неспособность перерабатывать стресс является причиной профессионального выгорания (ПВ). Практический интерес представляет не только разработка теоретического базиса ПВ, но и поиск механизмов «анти-выгорания».

Совладающее поведение — особый вид социального поведения человека, обеспечивающий или разрушающий его здоровье и благополучие, оно позволяет субъекту справиться со стрессом или трудной жизненной ситуацией с помощью осознанных действий и направлено на активное взаимодействие с ситуацией — ее изменение или приспособление к ней [7, с. 8].

Совладающее поведение по R. Lazarus'у [33], в отличие от защитных механизмов, характеризуется: 1) направленностью на будущее, а не на настоящее время; 2) акцентом на внешнее взаимодействие с окружением; 3) выработку и осуществление социально приемлемых способов адаптивного поведения, а не на внутреннее ощущение благополучия субъекта копинг-поведения.

По Т.Л. Крюковой структура совладающего поведения анализируется и описы-вается через копинг-реакции, копинг-действия, копинг-стратегии и копинг-стили — концептуально сходные копинг-стратегии [12].

Мы предлагаем понимать совладающее поведение как иерархичное взаимо-сочетание концептуально разных копинг-стилей, реализуемых при преодолении трудных жизненных ситуаций на протяжении длительного периода времени.

Основываясь на системно-субъектном подходе, Е.А. Сергиенко [18] объединяет совладание, психологические защиты и контроль поведения в единое пространство адаптивных механизмов поведения. Уровневая концепция проявления субъектности позволяет локализовать и переосмыслить психологические защиты и совладающее поведение. При этом более четко дифференцируются понятия «психологические защиты» и «совладающее поведение». Психологические защиты (неосознаваемый уровень поведения) реализуются при невозможности осознать субъектом ситуацию в полной мере, мобилизовать и реализовать свои внутренние ресурсы, а совладающее поведение (осознанный уровень) проявляется в ситуациях, когда реакция на задачу стимулирует согласование личностных ценностей и смыслов с возможностями субъекта.

Один из основателей экологической психологии Г. Бейтсон [1], базируясь на работах А.Н. Уайтхеда и Б. Рассела, полагал, что в процессах обучения, изменения и общения существуют естественные иерархии классификации. Функция каждого уровня заключается в организации информации на предшествующем ему более низком уровне. При этом изменение чего-либо на более низком уровне может, но не обязательно будет оказывать влияние на более высокие уровни; изменение же чего-либо на более высоких уровнях неизбежно влияет на более низкие уровни, призванные содействовать изменению на более высоком уровне. Таким образом, можно утверждать, что более высокий уровень задает функцию смыслогенеза для более низких уровней.

Развивая идеи Бейтсона, Р. Дилтс [6] выделяет 5 логических уровней: 1) идентичность, 2) ценности и убеждения, 3) способности, 4) поведение, 5) окружение. В контексте профессиональной деятельности 5 логических уровней, реализующихся в профессиональной жизни личности, можно представить следующим образом:

1.Профессиональная идентичность (как соотнесение себя с определенной профессией).

2.Ценности и убеждения, определяющие ценностно-мотивационную сферу личности (профессиональные цели и мотивы).

3.Индивидуально-психологические особенности, обеспечивающие достижение профессиональных целей (способности, профессионально важные качества, профиль профессиональной деформации характера).

4.Копинг-поведение в профессиональной деятельности, обеспечивающее совладание с профессионально трудными ситуациями и стрессами на работе.

5.Результат эффективности применяемых копинг-стратегий, проявляющийся, например, в показателях профессиональной успешности или ПВ, в глубине внутриличностного конфликта, развивающегося в процессе профессиональной деятельности, или в статусе профессиональной идентичности как промежуточном результате процесса профессиональной идентификации.

Согласно нашим представлениям, на выбор типа и эффективность применяемых стратегий совладающего поведения влияют три верхних логических уровня (по Дилтсу): профессиональная идентичность (первый уровень); ценности и убеждения, определяющие ценностно-мотивационную сферу личности, профессиональные цели и мотивы (второй уровень); темперамент, способности, знания, навыки, умения, черты характера, которые являются необходимыми для достижения целей (третий уровень). Зачастую данные три уровня объединяют в единый комплекс индивидуально-психологических особенностей совладающего поведения.

Одним из показателей того, что личность не справляется со стрессовой нагрузкой, то есть того, что совладающее поведение является неэффективным, является развитие ПВ. Так как, согласно концепции логических уровней (по Дилтсу), ПВ соотносится с низшей, пятой позицией, то на его развитие влияют не только близлежащий к нему, четвертый уровень (копинг-поведение), но и все остальные уровни, расположенные выше (способности, ценности, идентичность).

Исследуя совладающее поведение, Н.Е. Водопьянова [2] выделяет «ресурсную базу противодействия», или «ресурс преодоления», как одну из четырех ресурсных подсистем противодействия ПВ наряду с «ресурсами рефлексии», «ресурсами самоподдержки» и «ресурсами личных достижений». ПВ в данном контексте является результатом снижения ресурсообеспеченности субъекта трудовой деятельности и проявляется в отрицательных эмоциональных переживаниях по поводу своей рaбoты, сужении перспектив профессиональной самореализации, циничном отношении к другим участниками процесса труда. В результате развития процесса ПВ на первый план выходят пcиxoлoгичеcкие зaщиты и некoнcтруктивный cтиль coвлaдaния c профессиональными стрессорами.

А.А. Шевченко [29] в своём исследовании также показала, что существует взаимовлияние совладающего поведения и ПВ: совладающее поведение является одновременно и фактором выгорания, и его результатом, причем у представителей разных профессий выявляются универсальные и профессионально-специфические закономерности взаимовлияния компонентов психического выгорания и копинг-стратегий.

Применяя уровневый подход, R. Schwarzer, S. Taubert выделяют различные уровни совладания с жизненными трудностями: реактивный, антиципаторно-превентивный и проактивный [24]. Первые два уровня совладания достаточно хорошо исследованы и описаны. Особый интерес вызывает активно разрабатывающаяся с середины 90-х годов XX века концепция проактивности.

В 1997 г. L.G. Aspinwall и S.E. Taylor [31], описывая усилия человека, направленные на возмещение последствий или предотвращение потенциального стрессового события, которое должно произойти в будущем, предложили понятие проактивного копинга. R. Schwarzer, развивая данную концепцию, указывает на связь проактивного копинга с аккумуляцией ресурсов, необходимых для достижения цели, личностным ростом, стремлением к повышению качества жизни и общего функционирования [35; 37]. R. Schwarzer, N. Knoll [36] подчеркивают роль проактивного копинга в обеспечении более позитивного эмоционального состояния, помогающего легче переживать трудные жизненные ситуации. E.R. Greenglass [32] отмечает, что проактивный копинг связан с управлением целями, а не рисками, и включает в себя восприятие ситуации как вызова, а не угрозы. В.М. Ялтонский, Н.А. Сирота [30, с. 29] подчеркивают, что модель опережающего, ориентированного на будущее (проактивного) совладания «является серьезной теоретической базой для проведения исследований в области профилактики заболеваний и укрепления здоровья, основой для создания профилактических программ нового поколения».

Мы считаем целесообразным и перспективным переосмысление концепции проактивного совладающего поведения с позиций теоретических конструктов, предложенных еще в начале XX века известными отечественными психологами, например, через призму уровневой теории личности А.Ф. Лазурского, значимость и актуальность которой подчеркивается многими современными исследователями: В.А. Урываевым [26], Д.А. Леонтьевым [14], В.Н. Мясищевым и В.А. Журавелем [15]. Использование уровневой теории личности А.Ф. Лазурского при рассмотрении процессов совладания с трудными жизненными ситуациями позволяет не только оставаться в русле современного тренда зарубежных исследований, но и увидеть некоторые отличительные особенности, отражающие взаимосвязь индивидуально-психологических особенностей, совладающего поведения и профессионального выгорания у людей на разных уровнях функционирования личности.

По Н.Е. Водопьяновой, [2] «ресурсную базу прoтивoдействия» ПВ представляют ситуациoнные и диспoзициoнные ресурсы личности и кoгнитивнo-пoведенческие стратегии преoдoления профессиoнальнo трудныx ситуаций. Применение проактивных и ресурсорасширяющих копинг-стратегий уменьшает выраженность ПВ. Н.Е. Водо-пьянова, А.Н. Капустина [3] отмечают, что пассивные и неконструктивные стратегии совладания приводят к дезадаптации, применение гибких, адекватных и конструк-тивных стратегий напрямую связано с эффективностью деятельности и сохранением профессионального долголетия.

Несомненным лидером в изучении ПВ является C. Maslach [34]. Несмотря на появление новых тестовых методик, наибольшую распространенность для оценки ПВ по-прежнему составляет разработанный в 1981 г. опросник Maslach Burnout Inventory (MBI). В проанализированных нами [23] исследованиях, проведенных в 12 странах (Австралия, Бельгия, Великобритания, Китай, Норвегия, Пакистан, Португалия, Словения, США, Франция, Хорватия, Япония), в которых приняли участие 8071 человек, в 92% случаев для измерения ПВ у представителей экстренных служб (пожарных, полицейских, спасателей, медицинских работников и психологов, работающих в зонах чрезвычайных ситуаций (ЧС), рабочих, занимающихся ликвидацией последствий ЧС, как состоящих в штате каких-либо организаций, так и волонтеров) применялась методика MBI. Однако для уменьшения времени заполнения анкет и увеличения выборки иногда MBI используется не в полном варианте, а частично, например, только субшкалы «эмоциональное истощение» и «деперсонализация» или без субшкалы «деперсонализация».

Продолжение статьи по ссылке 

http://mprj.ru/archiv_global/2020_5_64/nomer09.php?fbclid=IwAR0se27T2qYm7yyKjCVzQZnT0_CbrhRwB_PS__RQEW8tZgZNhrjnEtMhCAE

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded