dr_slabinsky

Categories:

Социальная психотерапия как ответ на вызовы пандемии COVID-19

В 2020 году мы все столкнулись с новым явлением — пандемией нового вируса, который получил название COVID-19. Пандемия ознаменовалась тем, что были приняты стандартные, в понимании эпидемиологов, меры безопасности, но они оказались совершенно неожиданными для многих людей. И, что произошло впервые, меры эпидемиологической безопасности распространились на весь мир. В качестве основной меры был выбран режим самоизоляции. В привычных условиях соблюдение дистанции позволяет регулировать силу межличностного конфликта. Многие люди, в том числе и в нашей стране, особенно — жители мегаполисов, привыкли включать общественное пространство в пространство своей личной жизни: встречаться с друзьями в ресторанах и в общественных зонах, гулять и заниматься с детьми (даже делать с ними домашнее задание) где-то в общественных пространствах. В архитектуре городов возникло понятие «общественное пространство» как часть личного пространства. Самоизоляция резко изменила образ жизни — люди вынуждены были оставаться в своих квартирах. Здесь выяснилось, что те, кто был наиболее прогрессивным, кто использовал ресурс общественного пространства для улучшения качества собственной жизни, оказались в наиболее уязвимой позиции. Им необходимо было адаптироваться к совершенно другой реальности.

Значимым фактором был переход детей на дистанционное обучение, что, конечно же, добавило стресса родителям и вынудило принимать особые меры для того, чтобы дети могли продолжать общаться. Запрет на работу в офисах, по сути, остановка многих бизнесов, перевод работы на удаленку — это только часть тех факторов, с которыми нам пришлось столкнуться в режиме самоизоляции.

В условиях самоизоляции из-за пандемии COVID-19 у людей, замкнутых в одном пространстве, резко снизилась возможность регулировать физическую и эмоцональную дистанцию со своими близкими. То есть увеличилась доля отрицательных эмоций от того, что нужно принимать в других людях стороны, которые им не нравятся. И увеличилась доля рутинных скучных дел, что привело к ощутимому дефициту витальной энергии.

Уважаемые коллеги, мне хочется подчеркнуть, что описываемая ситуация не является эксклюзивной для России. Более того, я хочу сказать, что Россия проживает пандемию COVID-19 и все связанные с нею ограничения в лайт-режиме. Пожалуй, на планете нет стран, может быть, за очень редким исключением, где режим был более мягким. В качестве примера можно упомянуть, что сейчас в Англии режим локдауна, жесточайшей самоизоляции, когда из дома нельзя выходить дальше, чем в соседний магазин… Хочу подчеркнуть, что весь мир, а не только Россия, столкнулся с очень необычной ситуацией.

С самого начала пандемии COVID-19 я и мои коллеги начали заниматься научным изучением феномена самоизоляции в условиях пандемии. Мы не единственные, кто делал эту работу, и, конечно, отличие ученых от обычных практиков заключается в том, что ученые тут же начинают исследовать новые феномены. На что я хочу обратить внимание: сталкиваясь с какой-то новой проблемой, каждый отдельный ученый, каждый исследовательский коллектив применяет подходы, которые использовались им до появления этого нового вызова. Поэтому мы с вами легко можем обнаружить, что в условиях пандемии COVID-19 изучались те феномены, которые, в принципе, изучались и раньше. Когда я говорю о наших исследованиях, это изучение совладающего поведения, особенности реагирования на стресс в концепции уровневой теории, основанной на работах Александра Федоровича Лазурского..." читать полностью в "Психологической газете": https://www.psy.su/feed/8938/?utm_source=fb&utm_medium=social&utm_campaign=1&fbclid=IwAR0QcMI0tspEgP94RDuSBVy_0EP-uXe9YkSDMheH8A_LZbKn2JVoUY9vZ2I

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded