Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Поэтические наброски к семинару


Как следует из названия, в этом году центральной темой международного семинара по методу Позитивной Динамической Психотерапии станет исследование мифа об Эросе и Психее.  Мы считаем, что этот миф важен для культуры в целом (и психотерапии как практики) не менее (а возможно, что и более!), нежели история царя Эдипа. Если на Западе душу препарировали психоаналитики, то в России глубинными психологическими исследованиями занимались поэты. Поэтому, первое слово - великим русским поэтам. 


АМУР и ПСИХЕЯ (Гавриил Державин, 1793)

Амуру вздумалось Психею,
Резвяся, поимать,
Опутаться цветами с нею
И узел завязать.

2. Прекрасна пленница краснеет
И рвется от него,
А он как будто бы робеет
От случая сего.

3. Она зовет своих подружек,
Чтоб узел развязать,
И он своих крылатых служек,
Чтоб помочь им подать.

4. Приятность, младость к ним стремятся,
И им служить хотят;
Но узники не суетятся, —
Как вкопаны стоят.

5. Ни крылышком Амур не тронет,
Ни луком, ни стрелой;
Психея не бежит, не стонет:
Свились, как лист с травой.

6. Так будь, чета, век нераздельна,
Согласием дыша:
Та цепь тверда, где сопряженна
С любовию душа.

         ПСИХЕЯ  (Валерий Брюсов, 1898)

Что чувствовала ты, Психея, в оный день,

Когда Эрот тебя, под именем супруги,

Привел на пир богов под неземную сень?

Что чувствовала ты в их олимпийском круге?

И вся любовь того, кто над любовью бог,

Могла ли облегчить чуть видные обиды:

Ареса дерзкий взор, царицы злобный вздох,

Шушуканье богинь и злой привет Киприды!

И на пиру богов, под их бесстыдный смех,

Где выше власти все, все - боги да богини,

Не вспоминала ль ты о днях земных утех,

Где есть печаль и стыд, где вера есть в святыни! 

К ПСИХЕЕ (Владислав Ходасевич, 1920)

Душа! Любовь моя! Ты дышишь

Такою чистой высотой,
Ты крылья тонкие колышешь
В такой лазури, что порой,

Вдруг, не стерпя счастливой муки,
Лелея наш святой союз,
Я сам себе целую руки,
Сам на себя не нагляжусь.

И как мне не любить себя,
Сосуд непрочный, некрасивый,
Но драгоценный и счастливый
Тем, что вмещает он — тебя?

ПСИХЕЯ (Марина Цветаева, 1920)


Пунш и полночь. Пунш - и Пушкин,
     Пунш - и пенковая трубка
     Пышущая. Пунш - и лепет
     Бальных башмачков по хриплым
     Половицам. И - как призрак -
     В полукруге арки - птицей -
     Бабочкой ночной - Психея!
     Шепот: "Вы еще не спите?
     Я - проститься..." Взор потуплен.
     (Может быть, прощенья просит
     За грядущие проказы
     Этой ночи?) Каждый пальчик
     Ручек, павших Вам на плечи,
     Каждый перл на шейке плавной
     По сто раз перецелован.
     И на цыпочках - как пери! -
     Пируэтом - привиденьем -
     Выпорхнула.
         Пунш - и полночь.
     Вновь впорхнула: "Что за память!
     Позабыла опахало!
     Опоздаю... В первой паре
     Полонеза..."
         Плащ накинув
     На одно плечо - покорно -
     Под руку поэт - Психею
     По трепещущим ступенькам
     Провожает. Лапки в плед ей
     Сам укутал, волчью полость
     Сам запахивает... - "С Богом!"

         А Психея,
     К спутнице припав - слепому
     Пугалу в чепце - трепещет:
     Не прожег ли ей перчатку
     Пылкий поцелуй арапа...

        ==========

     Пунш и полночь. Пунш и пепла
     Ниспаденье на персидский
     Палевый халат - и платья
     Бального пустая пена
     В пыльном зеркале...

КОГДА ПСИХЕЯ-ЖИЗНЬ СПУСКАЕТСЯ К ТЕНЯМ (Осип Мандельштам, 1920-1937)

Когда Психея-жизнь спускается к теням 
В полупрозрачный лес, вослед за Персефоной, 
Слепая ласточка бросается к ногам 
С стигийской нежностью и веткою зеленой. 

Навстречу беженке спешит толпа теней, 
Товарку новую встречая причитаньем, 
И руки слабые ломают перед ней 
С недоумением и робким упованьем. 

Кто держит зеркальце, кто баночку духов,-- 
Душа ведь женщина, ей нравятся безделки, 
И лес безлиственный прозрачных голосов 
Сухие жалобы кропят, как дождик мелкий. 

И в нежной сутолке не зная, что начать, 
Душа не узнает прозрачные дубравы, 
Дохнет на зеркало и медлит передать 
Лепешку медную с туманной переправы. 


АМУР и ПСИХЕЯ (Саша Чёрный, 1909)
Пришла блондинка-девушка в военный лазарет,
Спросила у привратника: «Где здесь Петров, корнет?»

Взбежал солдат по лестнице, оправивши шинель:
«Их благородье требует какая-то мамзель».

Корнет уводит девушку в пустынный коридор;
Не видя глаз, на грудь ее уставился в упор.

Краснея, гладит девушка смешной его халат,
Зловонье, гам и шарканье несется из палат.

«Прошел ли скверный кашель твой? Гуляешь или нет?
Я, видишь, принесла тебе малиновый шербет...»

— «Merci. Пустяк, покашляю недельки три еще».
И больно щиплет девушку за нежное плечо.

Невольно отодвинулась и, словно в первый раз,
Глядит до боли ласково в зрачки красивых глаз.

Корнет свистит и сердится. И скучно, и смешно!
По коридору шляются — и не совсем темно...

Сказал блондинке-девушке, что ужинать пора,
И проводил смущенную в молчаньи до двора...

В палате венерической бушует зычный смех,
Корнет с шербетом носится и оделяет всех.

Друзья по койкам хлопают корнета по плечу,
Смеясь, грозят, что завтра же расскажут всё врачу.

Растут предположения, растет басистый вой,
И гордо в подтверждение кивнул он головой...

Идет блондинка-девушка вдоль лазаретных ив,
Из глаз лучится преданность, и вера, и порыв.

Несет блондинка-девушка в свой дом свой первый сон:
В груди зарю желания, в ушах победный звон.



         

                                                                 


Tags: архетипы, международный семинар, позитивная динамическая психотерапия, символизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment