Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Category:

Географическая психология: Россия и Северный Кавказ, 1 часть

© Алексей Валерьевич Захаров, военный психолог, полковник, ветеран боевых действий, эксперт ЮНЕСКО по программам «Дети Чечни» и «Дети Беслана», директор спецпрограмм Московского центра защиты от стресса.
11.07.2012 семинар в Институте динамического консерватизма "Россия и Северный Кавказ: современное положение"


По роду своей служебной и профессиональной деятельности военного психолога и военного журналиста я занимаюсь вопросами и проблемами, которые можно охарактеризовать как гуманитарные проблемы кризисов. Работа в области экстремальной психологии, которая занимается именно экстремальными ситуациями, и разработка определений по оказанию психологической помощи, а также по разрешению конфликтных и кризисных ситуаций в настоящее время у нас напрямую связана с Кавказом. Нам приходилось и приходится работать по разным направлениями не только военного типа, но даже в большей степени с последствиями террористических актов, военных конфликтов, социальных коллизий – вплоть до всего того, чем занимается МЧС. Мы, однако, рассматриваем все это гораздо шире. Особенно интересной была работа по Беслану и проблемам, которые вылезли в связи с этой ситуацией, а также по югоосетино-грузинской войне и ее последствиям, которые сейчас ощутимо и серьезно сказываются на Кавказе. Я уже не говорю о самой чеченской войне. Я начал свою работу на Кавказе с 1992 года, с осетино-ингушского конфликта. До сих пор продолжаю работать в этом направлении.
После этого краткого вступления скажу несколько слов о самом Северном Кавказе, что он собой представляет и как изменился за это время. Кавказ стал центром зарождения террористических угроз для нашего государства и таковым он остается до сих пор как не просто место, где всегда было, есть и будет горячо, но и как своеобразные ворота, через которые это «горячее» нам активно ввозят. На этом полигоне, который называется Кавказом, очень четко отрабатываются и культивируются соответствующие политические, психологические, социально-психологические методики. И если раньше мы сталкивались с проблемами, связанными с сохранением единства и целостности нашего государства, то сейчас возникли несколько другие проблемы.
Для того, чтобы вы сразу вошли в суть того, о чем идет речь, я коротко напомню, что представляет из себя Кавказ с точки зрения этнической и этно-конфессиональной структуры. Мы также поговорим о таком важном аспекте как историческая мифология и мифологизация Кавказа. Существующие на Кавказе исторические мифы серьезно влияют на кавказскую политику, хотя порой даже трудно понять, а есть ли она, эта самая политика.
Северный Кавказ - это место, где было, есть и будет много тесно соединенных между собой наций, народностей, этнических групп. Не зря Кавказ называют котлом, где все варится. Котел этот достаточно пестрый, тяжелый и сложный по своим системам взаимодействия, и основу этого котла составляет, как ни странно будет это звучать, самая мощная национальная группа, которая есть на Кавказе, - славянская, русская. К сожалению, в нашем политическом и общественном сознании это микшируется и отсутствует. Когда мы говорим о Кавказе, то всегда подразумеваем Чечню, чеченцев, ингушей, кабардинцев, балкарцев, но очень важным фактором является то, что большинство населения на Северном Кавказе составляют до сих пор славяне. 


Тенденция явно не в сторону увеличения, а в сторону уменьшения численной составляющей этого фактора, но даже сейчас мы, русские, реально составляем большинство на Северном Кавказе. Следующая группа по численности - черкесская группа, которая по самоопределению называется адыгской. Это народ адыгэ, в который входят кабардинцы, черкесы, адыги, абхазы, убыхи, абазины и много очень мелких групп. Эта группа имела в своем развитии государственность: существовали кабардинские царства и княжества, большие и малые, они периодически рассыпались, но, тем не менее, уровень социально-общественного развития достигал верхней стадии, то есть государства, оформленного в национальном плане. Первый договор, с которого началось официальное государственное присутствие России на Кавказе, был заключен именно с кабардинским народом. Иван Грозный заключил с кабардинскими князьями мирный договор, а кабардинские князья решили идти под руку московского царя. Хотя русские, еще раз оговорюсь, присутствовали на Кавказе всегда, еще до присутствия собственно Русского государства.
Следующая по численности национальная группа - это тюрки. К тюркам относятся балкарцы, карачаевцы, ногайцы и кумыки. Это группа пришлая, которая оказалась на Северном Кавказе в результате нашествия Тамерлана, там осталась и серьезно влияет на то, что происходило и происходит на Северном Кавказе. Карачаевцы и балкарцы - это по сути один и тот же народ, проживающий на двух сторонах одного склона Большого Кавказского хребта. С одной культурой, с одними и теми же традиционными устоями - в общем, это один и тот же народ, только с разными названиями. И те противоречия, про которые вы слышали между кабардинцами и балкарцами, черкесами и карачаевцами - это противоречия коренных народов и народов пришлых, которые закладывались еще в давние времена. Черкесы и кабардинцы, то есть адыгская группа, были коренным населением, а тюрки пришлым. В результате слияния двух - монгольской и тюркской - ветвей сложилась национальная группа кумыков. В чистом виде тюрки представлены в ногайской группе. Ногайцев часто на Кавказе называют кавказскими татарами. По сути своей это один, очень близкий к татарам, народ: те же традиционные устои, обычаи, даже кухня ничем практически не отличается. Ногайский каганат существовал на территории северных рубежей Северного Кавказа - это юг Ставропольского края, Дагестана и север Чечни. Ногайский язык, вместе с русским, вплоть до начала XX века был одним из языков межнационального общения на Северном Кавказе.
Следующая большая группа - это вайнахи. К вайнахской группе относятся чеченцы, следом за ними по численности идут ингуши, а далее – группа различных мелких народностей: мялхи, мелхестинцы, дышнинцы, кистинцы, акинцы, которые по-разному сами себя интерпретируют. Допустим, мялхи интерпретируются очень часто как ветвь ингушей, кто-то их считает частью ингушской нации, а кто-то - совершено отдельным народом. Такая же ситуация с акинцами, которые проживают на территории Хасавюртовского района Дагестана, или кистинцами, которые проживают на территории Грузии. Достаточно мощная вайнахская группа никогда не имела своей государственности, существовала в системе общественных отношений, которые определялись родоплеменным равновесием. Эти отношения существуют до сих пор. То есть межтейповое равновесие определяло систему существования вайнахских народов на этой земле. Вся система регулирования сводилась к устному договору. И межтейповый союз определялся путем договора: на конкретной территории собирались люди, решали вопросы, договаривались, и реализовывали эти договоры. Все договоры были устными, они никогда не записывались. Эта группа наиболее воинствующая, потому что основу жизненного уклада вайнахов составлял отхожий военный промысел. Такая же ситуация отчасти сложилась и с черкесами. Это сказалось и на нынешнем положении, сказывается на иностранном влиянии на Кавказе. Черкесский и чеченский след четко прослеживается за рубежом в формировании политики некоторых зарубежных государств по отношению к Кавказу. Речь идет о позиции тех национальных групп, которые традиционно представлены в спецслужбах Турции, Саудовской Аравии, Иордании и нескольких других арабских государств. Это было связано с исходом черкесов и чеченцев с Северного Кавказа в XVIII, XIX и начале XX века.
Следующая группа, вернее национальность, - это осетины, или аланы, как они себя называют. Это потомки алан, достаточно давно существовавшего аланского государства, хотя в чистом виде их аланами не назовешь. По генетической составляющей это алано-тюрки, это смешение аланской крови с тюркской с преобладанием, конечно, аланской и с сохранением аланских традиций. Осетины делятся на две группы: южные и северные. Это несколько искусственное разделение, потому что сердце Алании располагается на территории между Северной Осетией и Южной Осетией в районе урочищ Зарамак и Ларс. Это достаточно мощная, большая культура. Сильное влияние на аланское государство, в том числе и на религиозные взгляды, оказала Византия, поэтому осетины на две трети христиане, на одну треть мусульмане (это дигорцы из Дигорского ущелья). Очень интересный народ, мононациональный.
Еще одна группа ‑ это народы Дагестана. Хотя полноценной национальной группы в данном случае нет, потому что они все абсолютно разные. У них разное все: и языковые, и генетические составляющие настолько пестрые, что объединить их невозможно - поэтому их и называют «народы Дагестана». Самыми крупными среди них являются аварцы, потом идут лезгины, даргинцы, лакцы, табасаранцы. Аварское царство существовало достаточно долго, и аварцы имели огромное влияние на все остальные территории Северного Кавказа, как кабардинцы на территории Чечни. Проживают на территории Дагестана и чеченцы-акинцы, ногайцы и кумыки, то есть представители тюркских народов. Есть ситуации, связанные с пограничным общением. Например, лезгинский вопрос: лезгины живут и на территории Российской Федерации, и на приграничной территории Азербайджана. Вообще, народы Дагестана – это очень сложная группа. В качестве удивительного факта можно сказать, что такой народ, как табасаранцы, занесены в книгу рекордов Гиннеса, так как язык содержит 28 официальных падежей. Неофициальных более 30-ти. Такой вот сложный язык.

Источник http://keyboard09.livejournal.com/792520.html




Tags: Захаров, РГО, психология безопасности, психология отношений, славяне
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments