November 3rd, 2010

Курилы - Pусская земля

Опять начались какие-то странные маневры вокруг Кyрильских островов. ОНИ всегда делают вид, что ничего не помнят... ГЛАВНОЕ, чтобы МЫ помнили.

Утром 19 августа 1945 года Япония объявила о полной и безоговорочной капитуляции перед СССР.
На острове Шумшу капитуляция была подписана в 16:00. У специально поставленного стола на открытой небольшой возвышенности, неподалеку от места высадки нашего десанта, откуда хорошо были видны панорама недавних боев и подбитые и сожженные японские танки, состоялась встреча военных делегаций СССР и Японии.

Советскую сторону представляли: генералы А.Р. Гнечко, П. И. Дьяков, полковники М. А. Алентьев, П. А. Артюшин, начальник штаба десанта - подполковник ФИЛИПП АЛЕКСАНДРОВИЧ СЛАБИНСКИЙ, майоры П. Д. Ковтун и П. И. Рева, капитан 3 ранга В. С. Денисов, офицеры штаба и политотдела 101-й дивизии.

Японскую сторону представлял генерал-майор Сузино Ивао, прибывший с группой офицеров своего штаба. Он имел должным образом оформленные полномочия на подписание условий о капитуляции. Японцы пытались затянуть переговоры под предлогом плохого знания русского языка и якобы неясности для их переводчика отдельных выражений в том документе, который им надлежало подписать. Но, по существу, у них не было выбора: либо подпишут, либо разделят участь тех японских войск, которые к тому времени уже были полностью разгромлены в Маньчжурии, Северной Корее, на Южном Сахалине. Чтобы прекратить эту недостойную игру противника, генерал Алексей Романович Гнечко поставил перед японским генералом вопрос ребром.

– Готовы ли представители японских войск подписать условия капитуляции, сложить оружие и сдаться в плен?

Японский переводчик передал своему начальнику эти слова, но тот делает вид, что до него не доходит их суть. Переспрашивает, пожимает плечами, как-то странно оглядывается по сторонам, словно ищет помощи и поддержки у своих офицеров. Лицо надменное и непроницаемое. Надо было прекратить это кривляние, и по знаку генерала Гнечно, полковник Алентьев выдвинул вперед одного из лучших наших знатоков японского языка, инструктора политотдела лейтенанта Бориса Кремянского. Он на чистейшем японском языке повторяет мой вопрос Сузино Ивао и спрашивает его, что тому непонятно в тексте условий о капитуляции или в заданном вопросе.

Глава японских парламентеров стал объяснять, что не может лично принять окончательное решение и должен согласовать свой ответ и получить дополнительные инструкции от своего командующего генерал-лейтенанта Цуцуми Фусаки. Надо было выбить у противника и этот лживый довод, и генерал Гнечко попросил советского переводчика передать японцам мое требование: либо они принимают условия капитуляции, либо я приказываю нашим войскам открыть по ним сокрушительный огонь из всех видов оружия и одновременно используя для удара по их позициям вес силы нашей авиации. Видимо, японский переводчик сумел бегло передать своему генералу, о чем велась речь с лейтенантом Кремянским, и тот быстро уловил ее смысл, потому что буквально в следующий момент с лица японского генерала сошла маска непроницаемости и надменности, и он вдруг торопливо и растерянно произнес:

– Да-да, согласны.

После этого состоялось подписание условий капитуляции 91-й японской пехотной дивизии, оборонявшей острова Шумшу, Парамушир и Онекотан. Японская сторона была ознакомлена с планом пленения японских гарнизонов, составленным советским штабом на основании только что подписанного документа.

Церемония подписания условий капитуляции завершилась строгим напутствием генерала Алексея Романовича Гнечко представителям японской стороны:

– Вы свободны. Выполняйте условия капитуляции.

P.S. ОНИ всегда делают вид, что не понимают того, что было им сказано...

По книге В.С. Акшинский "Курильский десант" http://rufort.info/library/akshinskiy/akshinskiy.html