April 2nd, 2014

Музей истории Российской психотерапии ВИЭМ

Подобрали колер для окраски стен музейных залов. Оказалось, что это очень непростая задача - выбрать цвет и оттенок. Однако, мы подошли к делу творчески. В традициях русских символистов решили, что цвет должен стать базисом композиции, представленной в зале. Поэтому в каждом зале будет разный цвет стен. На символическом уровне цвет будет выражать один из принципов психотерапии, а экспонаты - раскрывать смысл основной идеи на фактологическом материале.

В Ночь музеев - 18 мая 2014 - запланировали первое интерактивное мероприятие в Музее истории Российской психотерапии ВИЭМ. В мероприятии примет участие группа позитивных динамических психотерапевтов из Петербурга, Москвы, Твери. Тема интерактива: "Шестое чувство", приезжайте!


Collapse )

Супервизия в Петербурге

офис

6 апреля 2014 в Санкт-Петербурге с 17:30 до 19:00 состоится СУПЕРВИЗИЯ.

Супервизор - Слабинский В.Ю., доцент, кандидат медицинских наук, психотерапевт с 20-летним опытом работы, руководитель Санкт-Петербургского института Позитивной Динамической Психотерапии и Психологии Отношений, член Координационного Совета Гильдии Психотерапии и Тренинга, супервизор Российской Психотерапевтической Ассоциации (РПА), преподаватель Учебного центра СПб НИПНИ им.В.М.Бехтерева, преподаватель института практической психологии Иматон.

Часы супервизии засчитываются Гильдией Психотерапии и Тренинга при получении сертификата "Специалиста".



Collapse )

Запись на супервизию  89052267434 (Надежда)

Бонецкая Н.К. Андрогин против сверхчеловека 1/3

Прояснение связи русской религиозно-философской мысли Серебряного века с феноменом Ф. Ницше дает исследователю важный ключ к раскрытию тайны эпохи - мы уже писали об этом[1]. На сей раз речь пойдет об истоке философской антропологии Серебряного века, помеченной, прежде всего, именем Вл. Соловьева.

Соотношение взглядов русского христианского философа и автора «Антихриста» сложнее, чем простая оппозиция; новейшие отечественные исследования устанавливают это с полной определенностью[2]. Во всяком случае, оба в своей антропологии стремятся преодолеть наличное состояние человека и ориентированы на заданный умозрительный идеал.

Collapse )

Бонецкая Н.К. Андрогин против сверхчеловека 2/3

Догматика и теософия

В «Смысле любви» и «Жизненной драме Платона» речь идет, по сути, о некоем духовном пути: «Путь высшей любви, совершенно соединяющей мужеское с женским, духовное с телесным, необходимо уже в самом начале есть соединение или взаимодействие божеского с человеческим, или есть процесс богочеловеческий» [Соловьев 1990 II, 619]. Выделенное самим Соловьевым слово указывает на ключевую для соловьевской философии идею Богочеловечества, метафизический аспект которой мыслитель впервые представил в своих «Чтениях о Богочеловечестве» в конце 1870-х гг. Обратившись к метафизике Богочеловечества, несложно убедиться в том, что она созвучна духовному «пути высшей любви» и что перед нами две грани одного религиозного проекта - теория и духовная практика.

В самом деле, «христианская теософия», развитая в «Чтениях», есть нечто совсем иное, чем богословие Вселенских соборов: Соловьев опирается на воззрения древних еретиков-гностиков (прежде всего, высоко ценимого им Валентина), затем на Каббалу, - а о внутренней жизни Божества рассуждает с оглядкой на «Философию откровения» Шеллинга. Да, «Богочеловек» - понятие святоотеческое: это именование Иисуса Христа, соединившего в Себе Божественную и человеческую природы (постановление Халкидонского, IV Вселенского собора). Однако «Богочеловечество» - это уже нововведение Соловьева. Человечество в Боге, предвечно существующий организм Божественных идей - вполне платоновское представление. Наделенная «ликом» и именем Софии, эта Божественная «сущность» играет в концепции Соловьева главную роль. Сделавший знаменитым молодого мыслителя лекционный курс его должен был бы, во избежание кривотолков, называться «Чтениями о Софии». Дело здесь не только и не столько в пресловутой «четвертой» Ипостаси: богословие Соловьева пополнено целым рядом других гностико-каббалистических мотивов.

Collapse )

       

Бонецкая Н.К. Андрогин против сверхчеловека 3/3

Анимус и Анима                                                                               

Учение об андрогине Бердяева, весьма далекое от традиционного христианства, все же оперирует по преимуществу христианскими понятиями, - по крайней мере, в нем нет прямых апелляций к языческим богам. До конца не вытесняет Христа Эрот и в трактатах позднего Соловьева, - его дискурс 1890-х гг. сохраняет двусмысленность. Зато соответствующая теория Вяч. Иванова - уже чисто язычество. Упрекавший Ницше за то, что он не признал в Дионисе бога, сам Иванов в 1900-е гг. делается поклонником «страдающего бога» язычников, оказывая ему в своей секте и культовое почитание. Этот религиозный проект был в точном смысле слова антихристианским, - так что теснее, чем кто-либо другой из деятелей Серебряного века, Иванов 1900-х гг. духовно и идейно примыкает к Ницше.

Collapse )