February 13th, 2015

Дружить по-русски

Максим Жих:
Бросились мне тут в глаза два любопытных факта (уверен, если поискать, что-то похожее найдётся ещё):

1) В “Сказании о Гильгамеше” Энкиду вообще-то слуга Гильгамеша, что отражено во всех научных переводах на европейские (в т.ч. русский) языки. Но в самом популярном русскоязычном поэтическом переводе Николая Гумилёва, в котором, собственно, 99 процентов русскоязычных читателей знакомы с памятникам (кто читает научные переводы-?!), Эникиду последовательно превращён в друга Гильгамеша;

2) Во “Властелине колец” Сэм вообще-то слуга Фродо (и в оригинальном тексте последовательно так именуется на протяжении всей книги), но в русских переводах (во всяком случае в тех, с которыми я знаком) этот момент более-менее последовательно затушёвывается и Сэм во время их путешествия превращается в друга Фродо.

Collapse )

Лев Прозоров:
В былине про Тугарина Алеша сгоняет паробка Ефима с седла прочитать надпись на придорожном камне (хотя безусловнео умел читать сам), а в былине про Хотена Блудовича заглавный богатырь обещает девушке из враждебной семьи, что выдаст её за своего паробка (которого, ясен перец, никто не спрашивает)... Когда господин собирается женить слугу, не спрашивая мнения того - это "дружба" или те самые классические отношения хозяин-слуга, которые "чужды русскому духу"?

Сергей Цветков: Краткая история Вены. Часть 2. XVIII век

Оригинал взят у sergeytsvetkov в Краткая история Вены. Часть 2. XVIII век
1. Начало расцвета

Турецкая осада Вены 1683 года оставила после себя страшные следы. Крепость Габсбургов выглядела бесформенной грудой камней: городские предместья были сожжены, в крепостной стене зияли огромные проломы, внутри города целые кварталы были сметены огнем турецкой артиллерии. Тем поразительнее был расцвет, который пережил город в течение последующего полувека. Вена буквально восстала из пепла, словно сказочная птица феникс.


Вена в 1683 году

Collapse )

Умер мой друг Сергей Булгаков (25.07.1958-14.01.2015)

Сергей Булгаков друг

Умер мой друг... С ужасом обнаружил, что за 30 лет дружбы у нас не случилось ни одной совместной фотографии. Почему? Это вопрос к тому, как мы живём...

С Сергеем я познакомился в 1985 году на группе личностного роста в клубе "Антропос". Это была еженедельная годичная группа, куда мы попали по разным квотам, я - по студенческой, он - по творческой. Мы много общались. Я организовывал его концерты в общежитии медицинского института. Это было круто! Концерты Сергей Булгакова - это были настоящие инициации. Сергей обладал сумасшедшей энергетикой. Он погружал слушателей в транс, а после шепотом задавал экзистенциальные вопросы. Это было круто! Потом я служил в СА...

Потом начались лихие 90-е, Сергею, как бывшему морпеху, братки предлагали стать инструктором боевой подготовки для их структур. У меня были свои приключения. И всё же мы сохранили себя в этой мутной воде...

Мы по-настоящему дружили. Так получилось, что наши дни рождения случились с разницей в неделю и, возможно, из-за этого много лет я оказывался одним из очень немногих людей у него дома - в его праздник. Но важно не это, а наша духовная близость.

Когда нам доводилось встретиться, мы зачастую до утра знакомили друг друга со своими творческими находками. Сергей пел свои песни, а я читал свои стихи. Удивительно, но ему очень нравились мои стихи... Для меня это был высший комплимент.

Позже я проводил тренинги командообразования для сотрудников его фонда - организаторов фестиваля бардовской песни  "Приморские струны". Во время тренигов происходили поистине удивительные вещи, о которых подробно рассказать невозможно. Мы дружили, а фотографий не случилось... Так и живём. И это большой вопрос, как жить дальше?

Спасибо, тебе,Сергей, за этот вопрос...

Collapse )