Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Некоторые мысли по поводу ободритов - 3

Оригинал взят у nap1000 в Некоторые мысли по поводу ободритов - 3.


Более того, кажется вполне вероятным, что «варины» могло быть славянским самоназванием не только «ободритов в узком смысле», но и «ободритов в широком смысле», и быть обще для всех славян от южной Ютландии на западе, Эльбы на юге и реки Варнов на востоке. Указанием на это служат формы упоминания ещё одного «ободритского» племени – вагров. Не смотря на то, что форма «вагры» такая же общепринятая и привычная в историографии, как и форма «ободриты», в действительности она отнюдь не является ни единственной, ни даже преобладающей. Наиболее ранние источники знают «вагров» как «варов». Кажется, первым вагров упоминает в конце 10 века Видукинд Корвейский в отрывке 3-68. В разных рукописях (А, В) известны формы написания Waris и Waaris:

«Selibur praeerat Waris, Mistav Abdritis» (A)
«Selibur praeerat Waаris, Mistav Abdritis» (B)

Видукинд сообщает о двойном делении и управлении в 10 веке «ободритских» земель князьями Зелибуром, правившим варами и Миставом, правившим ободритами. В начале 11 века тоже самое подтверждает и Титмар Мерзебургский в отрывке 8-4:

8-4 «et mens populi istius, qui Abodriti et Wari vocantur»
«разум того народа, что зовётся ободриты и вары»

Притом, описания Титмара не являются цитатой из Видукинда, так что их можно принять за отдельный источник. Строго говоря, его Abodriti et Wari можно даже интерпретировать таким образом, что обе формы были синонимами. Собственно «вагры», точнее «ваигры», появляются лишь в конце 11 века у Адама Бременского в уже процитированной выше отрывке 2-18 в «списке славянских племён». По разным спискам известны написания Waigri, Vagri – последнее известно лишь по 1 раз в одной рукописи. Также упоминания вагров содержатся в схолиях к хронике Адама:

схолия 13 – Waigros
схолия 16 - Waigri
схолия 29 – Waigri

Как уже и упоминалось выше, текст Адама вместе с его «вагирами» переписали в свои хроники в 12 веке Саксонский Анналист и Гельмольд. Саксонский Анналист предсказуемо повторяет форму Адама waigri ( uuaigiri), Гельмольд чаще употребляет написаниe Wаgiri, но несколько реже также и форму Wairi. Список упоминаний вагров у Гельмольда я привожу по изданию Б. Шмaйдлера ( Helmolds Slavenchrocnik. Dritte Auflage. Bearbeitet von Bernhard Schmeidler, Hannover, 1937), цифрами указан отрывок, в случае различных форм написания в одном отрывке в разных списках рукописей такие формы приведены в одной строке с разделительным знаком /

1-2. Wagirensem provinciam (Адам 2-18)*
1-2. Wairis (Адам 4-18)
1-6. Wagiri (Адам 2-18)*
1-12. Wagirorum (Адам, сх. 16, 29)
1-12. Wagricae (Wagrice)
1-12. Wagirorum
1-12. Wagirorum
1-12. Wagirorum
1-14. terram Wagirorum
1-18. Wagiri
1-18. Wagirorum
1-18. Wagiri
1-20. Wagirorum provinciam (Адам, 3-19) *
1-25. Wagirorum
1-36. Wagirensium
1-36. Wagiri
1-49. terram Wagirorum/terram Wairorum
1-49. terram Wagirorum
1-52. Wairensium provinciam
1-53. Wairensi provincia/Wagirensi provincia
1-56. Wairensum provinsium/ Wairencium provinsium/ Wagirensium provinsium
1-56. Wairensi terra/Wagirensi terra
1-56. Wairorum terra/wayrorum terra/Wagirorum tera
1-57. terrram Wairensium/ terram wairencium/terram Wagirens.
1-57. deserta Wairensis provinciae
1-62. Wagirensium terram
1-63. Wagirensium provinciam/ wairensium provinciam
1-63. Wagirensium terram/ wairensium terram
1-64. Wagirensium terram/ Wagirencium terram/ wairensium terram
1-64. terra Wagirorum/ terra wairorum
1-67. Wagirensi terrae
1-67. Wagirensem terram
1-67.Wagirensis provincia
1-71. terra Wagirorum
1-76. terrae Wagirensi/terrae wairensi
1-80. Wagirensem terram
1-80. Wagiram/wairam
1-83. Wagiram/wairam
1-83. Wagiram/wairam
1-84. Wagiram/waira
1-84. Wagira/waira
1-84.Wagirensi terra/wairensi terra
1-87. terrae Wagirensis/terrae wairensis
1-89. terra Wagiorum/ terra wairorum
1-92. Wagirrensium/wairensium
1-92. Wagirensi/ wairensi
1-92.Wagirensi/wairensi
1-94. Wagirensem/wairensem
2-108. Wagirensis/wairensis

Waigri у Гельмольда превращается в wagiri, в некоторых местах и списках встречается форма wairi, что с одной стороны может объясняться как опиской (выпадением g), так и указанием на равноправность обоих форм написания. Для подтверждения первого предположения, однако, потребуется анализ непосредственно текстов рукописей и подробный анализ всей «Славянской хроники» на предмет описок с выпадением g в других местах. Дальнейшие источники написаны уже во времена вхождения земель ободритов в немецкие герцогства, когда название земли племени стало лишь названием области или титулом, подтверждающим право на владение этими землями. Такие источники, в отличии от хронистов-современников славян, представляют мало интереса, так как целью титулов в грамотах было не указание актуальной по времени и наиболее близкой к изначальному произношению формы, а как раз наоборот – сохранение написания формы в желательно неизменённом виде.

Таким образом, сравнительный анализ упоминаний вагров показывает, что эта форма была более поздней, чем форма «вари» и восходит к Адаму. Даже у Гельмольда, перенявшего «вагров» у Адама, эта форма не является единственной, но наравне с ней встречается и не менее близкая «варам», чем «ваграм», форма «ваиры». Строго говоря, вопрос вообще стоит ставить иначе – откуда, собственно, вообще взял своих «вагиров» Адам? Перечисление «вагров» и «варнабов» в одном списке говорит, что название жителей полуострова Вагрия всё-таки несколько отличалось от названия славян, живших к востоку от него. Можно предположить, что форма «вагиры», могла быть немецкой формой «варов». Текст Адама в частности отличается тем, что в «списке славянских племён» в нём встречаются и немецкие формы: экзоэтнонимы или просто фонетически отличающиеся от славянских, то есть звучание их передано так, как его произносили в то время немцы. Одной из таких форм было впервые упоминаемое Адамом название рюгенских славян – руны или раны. Остальные источники, кроме Гельмольда, их так не называют. Гельмольд же, «согласившись» лишь с «ранами», но не с «рунами» Адама, уточнял, что другим их названием было ругиане. Однако, в одном месте он приводит форму ране, не восходящую к тексту Адама и указывающую на немецкое словообразование – это название огромного кургана «Раниберг», возведённого Генрихом Любекским для погибших под Любеком рюгенских славян. Вторая часть слова –берг – это немецкое «гора». То есть, Гельмольд в своей латиноязычной хронике вставил немецкое название кургана, из чего следует, что «рани» было именно употребляемой в то время немцами формой, а ругиане – возможно, традиционной «учёной» латынью или славянским самоназванием. Имея такие предпосылки в тексте Адама, нельзя исключать такого же варианта и для появившихся у него «ваигров». Следует указать также и на то, что также, как неизвестно «ободритской» топонимики, неизвестно и топонимики с основой «вагры» и указывающей на славянское словообразование. Современное название полуострова «Вагрия» восходит к латинской форме, известной впервые из единого упоминания в одном из списков Адама, но ставшее впоследствии «официальной» и закрепившееся начиная с конца 12- 13 вв, толи потому, что перешло титул, толи потому, что изначально было немецкой формой. Судить о возможности перехода гипотетических славянских варов в немецких ваигров или ваигиров, лучше конечно предоставить лингвистам. Но за отсутствием разбора последними этого вопроса, можно напомнить, что схожие процессы фонетического изменения форм в славянско-немецком мире тех времён известны и в случае рюгенских славян, для которых приводятся формы runi (Адам), ruiani (Видукинд, Гельмольд), rugiani (Гельмольд). Многие десятки грамот рюгенских князей 12-14 вв. отчётливо показывают, что формы руя и руга были синонимами. Само чередование г-й известно в это время как у немцев, так предполагается и для балтийских славян, так что ваиры и вагры также вполне могли быть синонимами без всяких описок. В своё очередь, если двойное «а» в Waari в одной из рукописей Видукинда не было опиской, это может говорить о том, что первая гласный звук в первом слоге мог несколько отличаться от классического «а». О языке собственно вагров и отличии особенностей их диалекта от прочих славян к сожалению нет почти никаких данных, но такие отличия вполне могли быть. С другой стороны, этот звук «й» мог возникнуть и на «пустом месте» уже собственно у немцев. К примеру именно так вышло с немецким названием русских – reussen (ройсен), где никакого «й» в «славянском оригинале», разумеется, не было.

Таким образом, можно предположить, что от полуострова Вагрия до рек Варнов и Эльба, проживало одно племя, латинской формой написание которого было wari, немецкой формой произношения waigren, a славянской – варины. Эти территории с самых ранних времён показывали деление на 2 или 3 провинции со своими князьями, традициями (храмы и святыни) и столицами, в результате чего и воспринимались немцами как изначально разные племена. Название ободритов применялось в узком смысле – к варинам или варам, управлявшим всеми этими землями из крепости Мекленбург, и в широком переносилось на всех славян подчинённых их власти.

Развивая гипотезу о форме «ободритов», как  континентально германском экзоэтнониме варов или варинов, следует снова, теперь уже более подробнее, обратиться к наиболее ранним упоминаниям ободритов и варинов во франкских хрониках. Как уже отмечалось выше, впервые ободриты упоминаются во франкских в конце 8 века как союзники франков. В 789 году франки совершили поход на велетабов, о чём биограф Карла Великого Эйнхард даёт более подробные сведения:

«После того как те волнения были улажены, была начата (другая] война со славянами [789], которых у нас принято называть вильцами, а на самом деле (то есть на своем наречии) они зовутся велатабами. В той войне среди прочих союзников королю служили саксы, которые последовали за знаменами короля согласно приказу, однако покорность их была притворной и далекой от преданности. Причина войны была в том, что ободритов, которые некогда были союзниками франков, вильцы беспокоили частыми набегами и их невозможно было сдержать приказами [короля]»(12)

По всему получается, что, несмотря на первое упоминание ободритов в 789 году, контакты франков с ними должны были начаться раньше этого периода, так как в это время франки уже выполняют перед ободритами свои союзнические обязательства. Упоминаний о более раннем заключении союза или подчинении ободритов франками мы не найдём во франкских анналах, однако такие упоминания имеются у Эйнхарда:

«он [Карл] так усмирил все варварские и дикие народы, что населяют Германию между реками Рейном, Висулой, а также океаном и Данубием (народы те почти схожи по языку, но сильно отличаются обычаями и внешностью), что сделал их данниками. Среди последних самые замечательные [народы]: велатабы, сорабы, ободриты, богемцы; с ними Карл сражался в войне, а остальных, число которых гораздо больше, он принял в подчинение [без боя]»

Обращает на себя внимание преувеличение Эйнхардом восточных границ завоёванных Карлом славянских земель. Знал ли Эйнхард действительно о войне Карла с ободритами или же это было его собственным предположением на основании отсутствия упоминаний франкско-ободритских отношений в хрониках? По какой-то причине отношения франков с обитавшими к северу и востоку от Эльбы славянами – ободритами и велетами не запечатлелись на страницах хроник, однако, они должны были иметь место ещё до Карла. Так, осаждённый в своей крепости во время вышеупомянутого похода 789 года велетский князь Драговит сообщил Карлу Великому о том, что право на свою власть в этих землях он получил от майордома Карла Мартелла (до 741 года). Во время же правления Карла Мартелла франкские источники, странным образом, о походе на вильцев не сообщают. Такая ситуация, однако, была отнюдь не уникальна для франкского летописания. Тоже самое можно встретить и в хронике Фредегара, сообщающей под 630 годом об отпадении сорбов от франков, до этого «долгое время подчинявшихся франкам» и переходе их на сторону Само. Притом, что ни о каких войнах франков с сорбами, подчинении франками сорбов или союзе с ними до этого времени также ничего не сообщается. О наиболее раннем периоде отношений славянских и германских племён в Германии неизвестно практически ничего. Все восточные славянские соседи франкской империи (сорбы, велеты, ободриты) предстают в первых упоминаниях как давно подчиняющиеся франкам, но поднявшими мятеж или давними союзниками, но ничего неизвестно о начале отношений. На первую половину 8 века, когда велеты должны были «получить власть от майордома» и в которой можно предполагать союз с ободритами во время саксонских войн, франкские хроники описывают подчинение франками Саксонии – области, находившейся как раз между франками, ободритами и велетами. Причём, ряд фактов, как то славянское заселение земель к югу от нижнего течения Эльбы предками полабских древан уже в 7-8 веках и существование славянской крепости в Холленштедте в 804 году чуть ли не в центре Саксонии, подтверждают начало славянско-германских отношений в Саксонии до 789 года. До 630 года, когда произошло отпадение «долгое время подчинявшихся франкам» сорбов, описываются войны франков в Тюрингии, которая потом таким же странным образом оказывается населена славянами в очень значительной степени вопреки тому, что как славянская земля никогда не упоминалась. Для нас же интереснее, что в это же время, «забывшее» так много из истории славянско-франкских отношений, описывается война франков с варнами. Её Фредагар упоминает под 595 годом:

«В этом же году армия Хильдеберта храбро сражалась против варнов, которые попытались поднять мятеж. В бою пало так много варнов, что из всего народа лишь немногие остались в живых»

Принято считать этих варнов «восточногерманским племенем варинов», о локализации которых где-то в пределах франкской империи того времени ничего неизвестно, как ничего неизвестно и о подчинении франками до этого варнов в Тюрингии или Саксонии. Абстрагируясь от связи варнов центральной Германии 595 года с неким «восточногерманским племенем» о котором тут до этого ничего неизвестно, следует указать на 3 обстоятельства:

1.Локализация варнов, исходя из короткого упоминания Фредегара, возможна только как где-то на неподконтрольных франкской империи землях.

2.В конце 6 – начале 7 века должно было иметь место подчинение франками некоторых славянских племён, что не отразилось в хрониках, но как это следует из упоминания долгого подчинения сорбов до 630 года. 

3.Точное определение языка варнов Фредегара 595 года невозможно из его упоминания, так что ничего не мешает этим варнам 595 года быть славянами.

Кажется, то, что те славяне, что в 8 веке стали известны как ободриты, жили в современном Мекленбурге уже в конце 6 века, ещё никем не оспаривалось, а потому, нельзя исключать, что свидетельство Фредегара о войне франков с варнами в 595 году могло быть одним из ранних упоминаний «ободритов» ещё под собственным самоназванием. Кажется, ничего не противоречит и тому, что описываемые события могли происходить в современном Мекленбурге – в тексте Фредегара нет этому противоречий, а его описание войны франков с варнами в конце 6 века не плохо соотносятся с упоминанием Эйнхарда о подчинении Карлом ободритов силой, приняв известную долю желания сконцентрировать все славянские завоевания франков на деятельности Карла. Соотносятся они и с сообщениями франкских анналов, указывающих, что завоевания франков славянских племён в Мекленбурге начались задолго до Карла Великого, так, что Драговит уже получал подтверждение власти, то есть был подданным, майордома Карла. Можно указать и на археологические подтверждения присутствия франков в Мекленбурге в конце 6 века, как раз во время «варнской» войны.


Илл.5. Меровинские украшения конца 6 века из Мекленбурга.

По Фредегару варны не были полностью истреблены франками в конце 6 века. Это же подтверждает и небезызвестный документ, как предполагается, созданный в самом начале 9 века, во времена Карла Великого - «правда англов и варинов, являющихся тюрингами» (Lex Angliorum et Werinorum, hoc est Thuringorum). Очевидно, что появление юридического правового документа с таким названием в 9 веке должно было подразумевать наличие самих англов и варинов в то время на подчинённых Карлу землях. Обычно в этих варинах и англах пытаются увидеть 2 германских племени, населявших незначительные области Тюрингии, однако, недостаток данных по этому вопросу не позволяет делать определённых выводов о их локализации в Германии. Бросается в глаза другое. Англы и варины упоминаются по соседству на юго-западе Балтики ещё со времён Тацита. Историческая область Англия (нем. Ангельн) и по сей день граничит на юге с исторической областью Вагрия, название которой, как и славянского племени на ней проживавшего, многие источники передают как вары или ваирны. Там же, где подозревается проживание упоминаемого Тацитом племени варинов – в западной части современного Мекленбурга – позже отмечается высокая концентрация топонимики на «вар» и собственно славянское племя варинов, возможно попросту бывшее другим названием племени ободритов.


илл. 5. Племена «Великой Германии» между Рейном и Вислой по Тациту (по R. Much)



илл.6. «Германия» по Птолемею.

В качестве подтверждения локализации германских варинов в Тюрингии приводится, кроме связи варинов и тюрингов в «правде», центральногерманский топоним Hwerеnоfelde. Однако, упоминается он впервые лишь в то время, когда земли эти уже были населены славянами. С раннего средневековья и до 13 века восточная половина Тюрингии была населена славянами. Центральная её часть – черезполосно славянами и немцами, а восточная, где и находится упоминаемый топоним – полностью славянами. В результате аргумент об указании топонима Hwerinafelde на прародину германских варинов или место их нахождения в 6 веке кажется не выдерживающем критики. Топоним, действительно, показывает германское словообразование, но его позднее упоминание во время уже достоверного проживания там славян, в действительности указывает лишь на то, что одну из населённых славянами областей германские соседи называли «полем хверинов». Указание же Эйнхардом и другими источниками на реку Заале как границу между славянами и тюрингами 9 веке и далее указывает, в свою очередь, на то, что «тюрингами» обобщённо называли всех жителей области Тюрингия, независимо от того славянами они были или немцами, так как междуречье Заале и Унструта было населено славянами до 12 века. Это же снимает и аргумент с «обязательной» германской принадлежностью тюрингов в «правде англов и варинов» в том же 9 веке. В тоже время, археологически присутствие «ободритов» в 9 веке прослеживается очень далеко на юг, доходя по меньшей мере до города Холленштедт в центральной части исторической Саксонии.

Сама гипотеза о жившем в Германии племени германских варинов, друг неожиданно «исчезнувшем» в 9 веке, сразу после установления для них законов, кажется более чем странной. Для чего понадобилось создавать свод законов для такого малочисленного и незначительного племени, представители которого должны были находиться на грани исчезновения? Гораздо понятнее было бы создание свода законов, для официально зависимых от Франкской империи «ободритов», хоть и не входивших в империю как Саксония, но получавших власть от франкских императоров и состоявших в наиболее тесных связях с франками именно в это время. Не исключено также, что «варинами» могла называть славянских соседей германская часть населения тогдашней Тюрингии, а то и вовсе франки, используя этот термин как синоним «славян». Потому, можно предположить, что это не варины «исчезают» в начале 9 века, а наоборот, в конце 8-го века для их обозначения начинает применяться новая форма «ободриты». Сами же варины упоминаются на юго-востоке Балтики начиная с 1 века н.э. и заканчивая 12 веком, когда их территории окончательно были завоёваны немцами. «Варнабы» хроник Адама и Гельмольда на самом деле оказываются ничем иным чем «варинами», если провести аналогию с такими же формами упоминания велетов – Weletabi, Weleti – бывших равноправными и обозначавших одно и тоже. Область расселения варинов по топонимике можно определить от границы с Англией в южной Ютландии и полуострова Вагрия на западе, до нижнего течения Эльбы на юге, реки Варнов и Морицкого озера на востоке. Наибольшая концентрация топонимики на «вар» однозначно находится в землях «ободритов» в широком смысле. Существовала ли при этом некая область варинов ещё и в Тюрингии, остаётся под вопросом. Такая версия не выглядит невозможной, однако, главные области расселения варинов при этом всё равно на основании многочисленных письменных источников и топонимики можно предполагать на юго-западе Балтики.
Tags: Пауль, Русь, история, славяне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment