Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Categories:

К.Гундарсон Тевтонская магия. Магические и духовные практики германцев Ч.II

Оригинал взят у svart_ulfr в К.Гундарсон Тевтонская магия. Магические и духовные практики германцев Ч.II
(C) перевод svart_ulfr




11 Правила тевтонской магии



Поэтика, или магия гальдра

Важнейшая цель ритуала – это такая фокусировка сила, при которой маг сумеет ее привлечь и использовать. Особенно это важно в работе с рунами, вследствие их многогранности, - необходима особая и очень упорная концентрация одновременно на природе самой руны и на желаемом результате, - разумеется, если вы хотите избежать непредвиденных последствий. Огромное значение имеет и контроль: неверно выбранное, или же неподконтрольное магу заклинание, вероятней, принесет зло, нежели благо. Несмотря на романтическую притягательность «дикой магии» для тех наших современников, кто черпает представление о колдовстве не из реальной жизни, а из произведений в жанре «фентези», истинный маг обязан управлять всем, что он/она делает – в противном случае, эта сила уничтожит самого чародея. В целом, ритуалы можно разделить на две основных категории: физические действия и словесные заклинания. Для заклинания «работать» означает буквально «очаровывать»; само слово Galdr происходит от корня, означающего "петь". К сожалению, создание поэтической части ритуала нередко очень сложно для обычного человека, так как требует должного понимания как поэтики, так и магии. Чем сильней руническая песня с поэтической точки зрения – как нечто, волнующее сердце и создающее в уме явственную картину, - тем больше силы будет внутри витки и тем лучше он ее сумеет направить. Эффективность поэтики зависит от четырех факторов: рифмы, ритма, образа и смысла. Последний пункт – это, по сути, послание автора, заключенное в поэтическом произведении; чем острее вы воспринимаете причины, побудившие вас взяться за работу, тем сильнее ощущение гальдра повлияет на вас. Если вы сумеете найти соответствия своей работе во внешнем мире, то это увеличит и психологическую силу вашего гальдра, - ведь вы ощутите могущественные силы, с которыми вы работаете, и волшебство, как можно назвать вашу силу, проявляющуюся в ритуале. Сама идея рифмы касается не только конечных строк, созвучие которых на Западе считается отличительной чертой «поэзии», но и всех созвучий, которые могут появиться в стихотворном произведении. К ним относится аллитерация (те же начальные буквы в словах), ассонанс ("рифмующиеся" гласные при различных согласных), и консонанс (одни и те же согласные в слове) - все они имеют огромное значение в работе с рунами, так как витки может вплести звук рун, которые он/она использует, в свое заклинание, тем самым увеличивая силу их вибрации на всех планах своего бытия, и фокусируя свое подсознание вместе с сознанием. Отличный пример того, как это работает можно увидеть в отрывке из Дилана Томаса:


Та сила, что цветы сквозь зелень подожжёт,
Творит и зелень юности моей.
Она и корни всех деревьев оборвёт,
Да и меня разрушить норовит.
Ну, как я розе, согнутой ветрами,
Скажу, что та же лихорадка ветра
И мне сгибает юность? -
Ведь немота моя не разрешит!



(перевод В. Бетаки)


Хотя эта строфа и имеет мало явных рифм, гармоничная модель «цветы-разрушить-лихорадка» (flower-destroyer~fever) задает такой же импульс и вызывает такое же чувство единства, что и стандартная рифма. Звук «р-р», вызывающий чувство стремительного двежения, повторяется снова и снова: «The force that through the green fuse drives the flower» , и т.д.

В тевтонской магии вы приложите все усилия, чтобы следовать правилам тетвонского стихосложения, где «рифма» проявляется лишь в виде аллитерации, и акцент делается на именно аллитерированных словах. Это особенно действенно в работе с рунами. Если вы, к примеру, споете: «Рядом с Райдо я проезжаю по верной дороге», то не только с пользой повторите само звучание этой руны, но и сумеете полностью направить ее силу в ваше начинание, усилив его смысл.

Использование ритма в заклинании служит нескольким целям. Как поэтический элемент, ритм во многом задает тональность и характер произведения. Сравните, к примеру, медленного и мрачного «Ворона» Э.А. По с топотом несущегося коня в «Скачке Пола Ревира». Ритм заклинания, так же, как и его слова, задает свойства тех энергий, что оно пробуждает. Гальдр лучше всего читать нараспев, или даже петь, нежели просто читать, с каждым словом наполняя его вибрацией и ритмом. Когда все делается правильно, ритм заклинания задает и сам темп дыхания витки, погружая его/ее в состояние похожей на транс сосредоточенности. Лучше всего делать это вместе с ритуалом освященного круга: «Ритуал Молота» Торссона (Футарк), с его неторопливым заклинанием всех рун и контролем дыхания, как нельзя лучше подходит для этого.Ритм объединяет физическую и ментальную природу. Если заклинание может сопровождаться барабанным боем и танцем, это прекрасно. Если условия этого не позволяют, то витки должен стремиться так провести ритуал, чтобы он подействовал на сознание колдуна аналогичным образом. Самые важные слова гальдра, без сомнения, должны наложиться на колдовской ритм, - эти слова в тевтонской поэзии обычно и разделяют текст, - это нужно для звучания рун в аллитерации, или же если требуется созвучность.

Образ можно интерпретировать как средство, с помощью которого смысл гальдра транслируется в психологически и эмоционально значимые понятия.(?) Это и важная часть символики: так, горящая свеча может изображать огонь человеческой жизни; Смерть тушит его свечу, огонь жизни в его/ее глазах гаснет и тело холодеет. Если провести обряд првильно и в подходящих условиях, то подобное произойдет и с объектом, который идентифицируют со свечой.

Применять в гальдре образы и символы нужно таким образом, чтобы у вас возникло полное эмоциональное и психологическое осознание той мощи, с которой вы работаете, и того финала, к которому вы стремитесь. Пара стихотворных строк должна производить такой же эффект при подготовке сознания к работе, что и полная руническая медитация. Сила поэзии заключается в ее компактности: с помощью звука и образа можно закодировать огромное количество страсти и магической силы в очень маленьком пространстве, наполняя ум целостной концепцией, для выражения которой понадобилась бы тысяча обычных слов.

Говоря об использовании образов, стоит упомянуть и концепцию «силы истинного имени» - абсолютного понимания сути человека или же вещи, заключенной всего в одном слове или изображении; этого понимания можно достичь лишь путем непосредственного мистического опыта или же обратившись к предмету с помощью скальдического искусства, и тем самым обретя над ним власть (Ансуз). Эта же идея лежит в основе германских стихотворных загадок, известных как кеннинги, - предназначенных для демонстрации ваших знаний и, следовательно, силы. Так, называя воина «дубом битвы», скальд обращается к силе воина, его стойкости в битве, непоколебимому мужеству, и к его власти над другими бойцами – ведь дуб в индоевропейской традиции обычно дерево «правящее». Зная все это, вы могли бы усилить дубовый стол руной Тейваз, или украсить его солнечным колесом – Совило, чтобы Солнце сияло сквозь дубовые ветви во имя победы; или вы смогли бы взорвать могучий дуб одним ударом молнии – Турисаз.

Очень эффективны кеннинги, связанные с родством – например, Тора можно призвать, обратившись к нему как с «сыну Ёрд» (Земли): ведь зная родственников человека, особенно его предков, вы знаете больше «слоев», которые его формируют, и, следовательно, лучше знаете о том, «что-он/она-есть». Вы часто встретитесь с этим в сагах, который начинаются с рассказа о бабушке и дедушке, а затем и о родителях главного героя. Некоторые элементы этого могущества можно встретить и в финской магии: там, чтобы зачаровать кого-либо, вы должны знать полную родословную этого человека – все то, что создало данную личность, и что по-прежнему действует внутри нее.

Образ в магической поэзии одновременно кодирует идею или же силу в магически понимаемаемую и пригодную для использования форму, и дает ей возможность повлиять на все уровни сознания мага, скрывая ее и одновременно приводя в движение. Обе эти причины равно важны, чтобы практикующий тевтонскую магию придерживался, насколько это возможно, слов с англо-саксонскими корнями. Во-первых, односложные слова оказывают большее влияние на интуитивном уровне и, во-вторых, они лучше описывают предмет, чем многосложные, будучи обычно первыми словами, связанными с образами в детском сознании. Особенно это заметно и действенно, когда вы имеете дело со звукоподражаниями: «рев», «авария» и т.д. Вообще говоря, чем конкретнее и элементарней образ, тем легче его визуализировать и тем сильнее будет эффект от его применения. Кроме того, каждое слово в языке – это продукт бессознательного мышления, системы, с которой оно было связано, и, следовательно, влечет за собой определенную сопричастность процессам, происходящим во Вселенной. Таким образом, слова, порожденные германским миром, более действенны в рунических практиках, потому что эти слова берут начало из того же источника, что и руны, - такие, как мы их знаем.Точная этимология не столь необходима для поэтического произведения, как для научного исследования; тем не менее, вы должны знать разницу между германскими и романскими по происхождению словами, а также между индоевропейскими и неиндоевропейскими корнями – первые в обоих случаях предпочтительней. Более старые, даже архаичные, слова чаще оказываются достоверно англо-саксонскими - "поездка" вместо "путешествия", например. Серьезный ученик отыщет хотя бы краткий учебник древнеанглийского языка, - он не так сложен для тех, кто читает по-английски и по-немецки, особенно, когда вы привыкнете к словарю. В противном случае, перевод Поэтической Эдды Ли М. Холландера и работы Дж. Р.Р. Толкина – неплохие проводники в мире «тевтонского английского». Вообще Толкин – это, пожалуй, самый поздний пример того, как филолог-германист воссоздал живую англо-саксонскую речь и германские легенды в современной английской литературе. Конечно, для некоторых слов попросту не существует англо-саксонских эквивалентов; в данном случае, выбор лежит между использованием современных слов с латинской основой или же воссозданием англо-саксонских/древнескандинавских слов для «личного пользования».

Несколько фрагментов вызывают определенное сомнение и будут корректироваться. После легкого Чеснута "Тевтонская магия" на редкость зубодробительна.
Tags: Толкин, архетипы, разное, символизм, традиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments