Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Categories:

Второе письмо Владимира Майкова на Открытое письмо Станислава и Кристины Гроф

Люди пишут открытые письма, когда хотят проинформировать о содержании этих писем максимальное количество других людей и опереться на их общее мнение. Игры с сообществом – рискованное предприятие, потому что сообщество может стать гигантским усилителем ошибок, умножая и отражая назад недостатки и трюки. «Слово – не воробей. Вылетит – не поймаешь». Поэтому такие отношения, в особенности, должны исходить из уважения, искренности, и в них недопустимо использование манипулятивных стратегий. Помня об этом, стараюсь сам, выступая публично, держаться этих принципов.
Как мог случиться в одночасье такой переворот в наших отношениях с Грофами, и что явилось к тому причиной? Что так шокировало Грофов, вызвав их гнев, пересиливший 25-летнюю дружбу и сотрудничество?
Продолжаю разбираться в этом.



Недавно получил второе (уже личное) письмо Грофов, с указанием ссылок на видеоматериалы, которые легли в основу их письма. Жду упомянутых «многочисленных обвинительных писем» с именами адресатов и подтверждением их подлинности (анонимные письма рассматривать не буду). За весь предшествующий период отношений, насколько я помню, я получил от Грофов только два подобных письма, одно сейчас, от человека из лагеря моих российских оппонентов, к нему прикладываются ссылки на мои «ошибки», некоторые из которых я проанализирую далее. Другое письмо я получил два года назад, от человека, чей семинар по ХД на Конференции ЕВРОТАС в Риге я не рекомендовал, так как он не имел сертификата GTT. В этом письме, в основном, критикуюсь не я лично, а та официальная позиция, которую я тогда занимал (руководитель GTT в России и Болгарии), и сама система GTT.

В этом ответе я буду использовать цитаты и выражения и из второго письма Грофов, поскольку авторы в самом письме дали на это разрешение.

Два упомянутых в письме Грофов случая моей «неправильной работы с телом в ХД», как я и предполагал с самого начала, взяты не из практики ХД, а из перформанса «Дыхание синестезия», который я проводил в Москве в 2005 году. Не буду сейчас обсуждать законность использования этих материалов вне контекста и без моего согласия. Попытаюсь взглянуть на эти два случая, с двух позиций: руководителя Российского GTT и хранителя метода ХД (кем я тоже был на протяжении 6 лет), с одной стороны, и автором и участником перформанса «Дыхание синестезия», с другой. Прежде всего, будучи «хранителем метода ХД», я обратил бы внимание на то, что в описании видео нет никаких упоминаний о ХД, и в самом названии ясно указано на то, что это «Дыхание синестезия».
Возможно, уже на этом этапе отпали бы все дальнейшие вопросы о «неправильной работе с телом в ХД»: мало ли кто и мало ли чем занимается, но почему я должен тратить свое время, рассматривая это событие в связи с тем, что я охраняю, если такой связи нет?
Возможно, мне было бы просто любопытно и я спрашивал бы далее, что такое «Дыхание синестезия»? – и получил бы у автора метода – Владимира Майкова – следующий ответ.

«Дыхание синестезия: симфония для сознания и пяти органов чувств» является ХУДОЖЕСТВЕННЫМ ПЕРФОРМАНСОМ, который не имеет никакого отношения ни к ХД, ни к какому бы то ни было методу или школе психотерапии».
– Уже этого разъяснения могло бы быть достаточно, для того, чтобы не пытаться судить о «Дыхании синестезии» с точки зрения психотерапевтических методов и школ и их профессиональных правил. Однако, продолжим выслушивание автора метода:

«Единственной и специфичной целью «Дыхания синестезия» является способствовать переживанию синестезии у участников перформанса. Для достижения этой цели в «Дыхании синестезия» используются специальный метод, дизайн и контракт с участниками. В моем понимании, феномен синестезии имеет глубокую связь с языком творчества. Первоначально я начал интересоваться этой темой, еще школьником, у которого были личные переживания синестезии. В Советском Союзе в конце 60-х – начале 70-х годов одной из нескольких форм, в которых практически развивалась и изучалась синестезия был «терменвокс» Льва Термена и , в основном техническое, движение «цветомузыки», основанное на работах профессора Р. Галеева из Казани. Я был очарован этим движением и стал его частью. Одна из моих цветомузыкальных установок была даже выставлена на ВДНХ СССР, и я был награжден за нее медалью.

Много позднее, уже во время обучения в начале 90-х на программе GTT, у меня происходили все новые и новые опыты синестезии, и я стал искать способ познакомить с этими переживаниями других людей. Ключевой импульс для дальнейшего развития синестезии был получен во время встреч с Теренсом Маккенной в 1992 году. Мы тогда много беседовали о синестезии, которая также очень интересовала его.

В 1996 году на международной конференции «Акушерство духа» я впервые представил перформанс «Дыхание синестезия», который затем повторял с периодичностью один раз в два-три года. Ключевой идеей этого перформанса было воспроизвести условия, способствующие прямому переживанию «языка искусства» через выход за автоматизм привычного восприятия, преодоление «обманки органов чувств». В качестве катализатора и источника энергии этого процесса использовалось интенсивное дыхание. Другим катализатором было спонтанное мощное воздействие на все пять органов чувств: виденье, слышание, обоняние, осязание и вкус. Ключевым моментом здесь является МОЩНОЕ СПОНТАННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ на все каналы восприятия, чтобы через непредсказуемое воздействие сбить привычные автоматизмы и переключить восприятие на чистое переживание настоящего.

Так, для организации такого воздействия на канал слышания я пригласил коллектив лучших российских музыкантов-импровизаторов во главе с Сергеем Летовым. Вся группа участников была поделена на две равные части: одна играла роль «путешественников в синестезию – Синестезионавтов», другая – помощников. Помимо «глобальной» спонтанной музыки, играемой музыкантами-импровизаторами, помощники играли «локальную» музыку, используя барабаны, дудочки, колокольчики, трещотки и т.д. Помимо партии слышания помощники спонтанно играли также партии для других органов чувств, активно передвигались по залу от одного «путешественника» к другому, создавая все более непредсказуемое воздействие. Не буду пересказывать специальные разработанные технологии для этого, так как иначе это займет слишком много времени.
Весь процесс мог выглядеть дико, неправильно, небезопасно с точки зрения правил ХД, общепринятой реальности, но его результатом было то, что около 50% участников пережили в той или иной степени опыт синестезии… И для них этот перформансе стал вратами к постижению языка творчества и внутреннего ландшафта души».

После этого описания должны были бы отпасть все профессиональные психотерапевтические претензии о якобы замеченнных случаях «нарушения границ». Но, возможно, мне было бы любопытно знать, что же там все-таки происходило, и тогда бы я получил от Владимира Майкова конкретное объяснение с покадровой демонстрацией обоих видео и с обратной связью от него, что весь процесс тогда, в далеком 2005 году прошел с успехом, «безаварийно», с высоко положительной обратной связью от участников.
Руководитель российского GTT, прежде всего, обратил бы внимание на то, что в первом случае человек, похожий на Владимира Майкова (каким он, вероятно, выглядел 10 лет назад), играет на бубне и твердо стоя на одной ногой на полу ставит ступню другой ноги на СПИНУ лежащей на животе женщины, мягко усиливая давление и совершая массажные движение стопой. Лежащая женщина находится в расслабленной позе с вытянутыми вперед руками и, очевидно, не высказывает никакого недовольства.
Владимир Майков, если бы его спросили, прокомментировал бы, что в ответ на просьбу участницы помочь ей с напряжением в спине, он предложил ей применить стоповый массаж, которому он обучался у российских мануальных терапевтов, костоправов и народных целителей и десятки раз получал его сам и практиковал на других.
Никаких негативных последствий или психической травмы не было. Только благодарность за помощь.

На втором видео наблюдается ситуация, в которой человек, похожий на Владимира Майкова, работает с женщиной, по всей видимости, находящейся в середине сложного процесса со вкусом «перинатальной энергетики» (участники семинаров по ХД понимают, о чем здесь идет речь). Тело женщины совершает мощные толчки, она стремится пробиться вперед, ее голова находиться некоторое время между ног Владимира. Видно его замешательство от этого, но также хорошо видна концентрация на помощи участнице, оказавшейся в этой неожиданной для всех ситуации.

Если бы Владимира Майкова попросили бы прокомментировать это, он бы ответил, что во время перформанса произошла экстремальная ситуация, когда участница вошла неожиданно в глубочайший процесс, на, возможно, перинатальном уровне. Он, своими ладонями, создал опору для ее головы, но участница «пробила» эту опору и оказалась у него между ног. Он был единственным среди всей группы участников сертифицированным практиком ХД (2005 год!), никто из остальных участников группы даже не знал, как можно ему помочь в этой ситуации.
Его «инстинкт» холотропного фасилитатора не позволил ему «оборвать процесс» клиентки и заставил действовать так, чтобы довести процесс до завершения в соответствии с обстоятельствами: так что его поведение было достаточно хорошим осознаванием ситуации и действием в соответствием с ней. Как профессионал, он чувствовал, что в этой ситуации был найден разумный компромисс, все закончилось хорошо, и он получил благодарность от этой участницы.

Если бы я сам сегодня проводил супервизию по этому случаю, в наиболее общем плане его можно было бы рассматривать как пример вынужденного компромисса в условиях нехватки ресурсов в экстремальной ситуации: когда приходиться выбирать между плохим (возможное нарушение этики и границ) и очень плохим (лишение участницы необходимой поддержки и прерывание процесса из-за страха перейти границы и быть обвиненным коллегами). Тогда, в 2005 году, я сделал свой выбор, как это делает каждый профессионал в сложных ситуациях.

Если бы нечто подобное происходило бы с моим коллегой в сессии ХД, разобравшись во всех аспектах предъявленного видео, я, дал бы коллеге профессиональную обратную связь и, возможно, использовал бы этот случай, как пример «работы в экстремальных ситуациях в ХД», с которыми рано или поздно может столкнуться любой специалист, а не как повод для его осуждения.

В супервизии я бы также напомнил о том, как меняются представления о границах и приемлемой этики работы в разных культурах и какая часть зарплаты американского врача или психотерапевта тратиться на стандартную страховку по защите от судебных преследований со стороны клиентов. Также я сравнил бы американскую ситуацию с российской.

Значительная часть второго письма Грофов посвящена изложению базовых принципов ХД: Внутреннего целителя, картографии, холотропной парадигмы, опять соотношению ХД и психотерапии, работе с телом в ХД…. и критике моего «неправильного» понимания и применения этих принципов. Для меня это несколько странно, так как я издал и переиздал в России почти все книги Грофов и был на всех их семинарах в России, которые сам и организовывал. Также я издал видео всех этих семинаров, где неоднократно и по-разному излагаются все эти принципы, включая несколько вариантов инструктажей Грофов и Тэва Спаркса перед сессией ХД. Я получил сертификат фасилитатора ХД в 1993 году, но еще до этого уже год вел семинары в России, участвовал в 17-ти международных семинарах по ХД в составе международной команды фасилитаторов, получал всегда позитивную обратную связь от этой команды по своей работе. Кроме того, с 2006 по 2011 я руководил российской программой GTT по подготовке сертифицированных ведущих холотропного дыхания. Думаю, что любой человек в этой ситуации за это время стал бы хорошим профессионалом, знающим всю теорию и практику.

Однако, внимание Грофов к моему «неправильному пониманию» основ ХД становится вполне объяснимым, если исходить из того, что я критикую ХД и противопоставляю его трансперсональному дыханию. В первом своем ответе на открытое письмо Грофов я уже начал обосновывать ошибочность таких представлений. В новом письме Грофов высказывается предположение, что трансперсональное дыхание, это что-то вроде практики месячных интенсивов Грофов, проводимых ими в Институте Эсален, на которые они приглашали мастеров различных практик дыхания. Из этого опыта, в конце концов родилась практика ХД. Поэтому, можно было бы спросить: зачем изобретать что-то новое, повторяя то, что уже было, если самое лучшее, что можно из этого создать, уже создано (ХД)?

Трансперсональное дыхание, действительно, может рассматриваться как возврат к Эсаленским экспериментам Грофов. Но оно не есть «изобретение велосипеда», так как является проектом, естественным образом выросшим в ответ на новые задачи, возникшие в новой ситуации, в новое время, в Европейской трансперсональной психологии и психотерапии.

В центре этого подхода – современный человек и его задачи и проблемы, включая те, для решения которых требуется профессиональная психотерапевтическая помощь. Для решения этих задач ЕВРОТАС естественным образом на научной основе объединяет все доступные трансперсонально-ориентированные ресурсы, теории, школы и практики: холотропную парадигму, процессуальный подход, интегральный подход, ноэтическую динамику, современную нейронауку, опыт мировых духовных традиций, теорию и практику академической психологии и психотерапии и многое другое. И это совершенно отличается от комбинирования классического ХД с другими, рекомендованными Грофами подходами. Нас, прежде всего интересует изучение всего спектра практик работы с дыханием (энергией). Дыхание и голос – это два самых эффективных способа прямой работы с энергией – основополагающей субстанцией в восточной эзотерике, медицине и духовности, которая столь мало представлена и изучена в западной психологии и психотерапии. Между тем, ключевые вопросы практической психологии и психотерапии упираются именно в работу с энергией и смыслами. Вот почему перспективы практической психологии и психотерапии для меня связаны с этим направлением.

Мое продумывание принципов ХД в широком культурно-историческом контексте, выявление границ их справедливости, описание областей, где они уже не могут применяться, является применением принципа фальсифицируемости Поппера, то есть деятельностью по научному обоснованию ХД. Это радикально отличается от пристрастной и искажающей критики. Напротив, я являлся всегда одним из тех, кто укреплял научный фундамент ХД.

Часть нового письма Грофов посвящено указанию на мое «непонимание» принципа «Внутреннего целителя». Не вдаваясь в детальные опровержения, скажу только, что я всегда был неудовлетворен этим, одним из самых иррациональных элементов ХД и пытался прояснить для себя этот принцип. Меня не устраивал простой пересказ этого принципа по методу копипаст – «скопируй и вставь». Также смущала очевидная близость этого принципа идеям рейки, оргона, космической энергии, и всем прочим подходам, отсылающих к таинственной и невыразимой тайне, являющейся источником всего. Это вовсе не значит, что я не вижу и не уважаю эту тайну, просто я видел дальнейшие возможности ее исследования и рационального описания в контексте ХД и современной трансперсональной психологии.

Дело в том, что мое первое образование – кафедра биофизики Московского физико-технического института, которую я закончил в 1980 году с красным дипломом. Второе образование – Аспирантура Института философии СССР, где я защищал кандидатскую диссертацию. Я до сих пор наполнен любопытством, активно учусь в нескольких образовательных программах и хочу знать, как все устроено, и в каких границах это справедливо. При исследовании любой важной темы мне интересен широкий культурно-исторический контекст, генезис, фактура, детали и сущностный уровень.

Еще в 1994 году журнал РАН “Человек” опубликовал мою статью “Психотерапевтическая машина времени” (опубликована и на английском языке), в которой размышляется о “психотерапии как путешествии во времени”. К 2005 году эта тема оформилась в виде концепции “изначальной психотерапии”, или “психотерапии до психотерапии” (т.е до Фрейда и Бройера). В этой концепции, обобщающей многочисленные современные работы о сущности психотерапии, было исследовано, как люди решали психотерапевтические, по сути, задачи с древнейших времен и какие для этого использовались методы. На эту тему мною написана книга, планируемая к публикации в этом году, проводилось множество семинаров В книге описано 9 методов “изначальной психотерапии”, которые давали дополнительные возможности понимания того, что такое работа “Внутреннего целителя”. В этом, собственно, и состоит отличие моего видения этой темы от Грофов.

Чувствую необходимость объяснить еще один пункт нашего взаимонепонимания с Грофами: якобы моего утверждения о том, что «работа с телом» не имела такой большой значимости на ранних этапах обучения ХД (конец 80-х – начало 90-х годов), когда всю программу вели сами Грофы, от современного этапа GTT, когда «работу с телом» преподает Тэв Спаркс. Я всего лишь говорил о том, что чисто формально, демонстрация всех приемов «работы с телом» в 1992 году в «Финдхорн Фаундэйшен» в Шотландии, где этому учился я, была сделана Грофами за один день, а на изложение этих приемов на российской сертификации 2012 года Тэв Спаркс затратил почти неделю. И этот формальный «хронометраж» подтверждается воспоминаниями других ранних учеников Грофов. В истинном же смысле «работа с телом» - это вся совокупность знаний и практических умений фасилитатора ХД по поддержке процесса участников, в ней присутствует все богатство знаний о работе с ИСС, и в этом, сущностном понимании, она преподается на протяжении всей обучающей программы GTT, подразумевая дальнейшее совершенствование.

Мне искренне жаль, что некоторой частью трансперсонального сообщества письмо Грофов было прочитано как выражение неуважения к российской и европейской трансперсональной традиции, потому что я хорошо знаю, как высоко Грофы ценят трансперсональную Россию и Европу и как уважительно они к ним относятся. Острая критика в мой адрес и ироничное, недоверчивое отношение к трансперсональному дыханию (TB = tubercules) – программе, преподаваемой много лет лидерами ЕВРОТАС, и признанной одним из направлений Европейского сертификата по трансперсональной психотерапии, может быть причиной для такого прочтения. ЕВРОТАС – на настоящее время – это самая значительная трансперсональная профессиональная ассоциация в мире, объединяющая около 30 стран Европы, издающая научный журнал, проводящая свои ежегодные конференции в разных странах Европы и состоящая из нескольких сотен высоко образованных профессионалов. Неуважительные заявления о ее профессиональных программах, сделанные на основе непроверенной информации, могут иметь обратный эффект и дискредитировать тех, кто такие заявления делает.

В конечном счете, Грофы сами породили возможность подобных конфликтов, канонизировав ХД, защитив его торговым знаком, тем самым затруднив любые инновации. Права на товарный знак были затем продали третьим лицам, которые получили юридический контроль над ХД. Так создалась ситуация, в которой неизбежно появление новаторов и оппонентов – обратной стороны строгого канона. А там, где есть оппоненты – есть и борьба с ними представителей «старой школы»…

Не смотря на критику, содержащуюся в письме, еще до публикации моего ответа на него, пошла волна поддержки со стороны друзей, коллег, учеников через звонки, письма, смс, реплики в соцсетях. Российское профессиональное сообщество сохранило мудрость и равновесие. Если бы реакция на письмо Грофов была тотально обвинительной, неважно, в сторону Грофов или в мою, это могло бы открыть «ящик Пандоры» в российском профессиональном психотерапевтическом пространстве, так как создавала бы опасный для этого пространства прецедент.

Я хочу извиниться пред «коллегами по цеху» за, возможно, слишком подробный анализ, для кого-то несущественных деталей. Но я чувствую необходимость такого объяснения прежде всего из уважения к тем, кто авансом поддержал меня до моих объяснений. А также из уважения к тем, кто, сохраняя презумпцию моей невиновности, воздерживался от скороспелых суждений, занимая выдержанную человеческую и профессиональную позицию.

Одна из возможных пониманий случившегося состоит для меня в следующем. Жизни или Судьбе было угодно, чтобы произошло разделение меня и Грофов, чтобы мы и наши проекты в будущем воспринимались как отдельные или по крайней мере, независимые. И Жизнь избрала, в соответствии с «принципом наименьшего действия», наикратчайший путь для такого разделения, нисколько не заботясь о людях, жертвах, этике и проводниках.
Сейчас я принимаю это Дао, эту Судьбу, но мне еще предстоит понять ее смысл.

В завершении хочу добавить, что, если мой конфликт с Грофами хотя бы отчасти основан на взаимном недопонимании или ошибочном понимании, я надеюсь на то, что эти разъяснения проложат дорогу к налаживанию более ясной коммуникации. Однако, при любом исходе этого конфликта на личном уровне, я всегда буду им благодарен за революционный и сущностный вклад в понимание сознания и человека.

С уважением,
Владимир Майков
Tags: Гроф, Майков, холотропное дыхание, этический комитет
Subscribe

  • Первое знакомство с морем

    Плавать я научился в 11 лет во время летних каникул. Весной того года наша семья поселилась в квартире у самого моря (фото 1). Дело было в Холмске,…

  • День защитника знаний

    Вчера поздно вечером написал в стол небольшой текст про главного защитника в буддизме - Махакалу, точнее, про двурукую эманацию Черного плаща. Здесь…

  • Путешествие психотерапевта в Карелию-2

    П — путешествия психотерапевта На мой взгляд, возможность познакомиться с региональной кухней - это один из мотивов для путешествий. Карелия…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments