Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Categories:

Дети в древнем Риме

Оригинал взят у ladolado в Дети в древнем Риме
Выписки любопытных мест из книги: Сергеенко М. Е. Жизнь древнего Рима.
(СПб.: Издательско-торговый дом «Летний Сад»; Журнал «Нева», 2000. — 368 с.)
С добавлениями из других источников + примечания наклоном - мои, не могу же я молчать))

 с. 148  ГЛАВА 8. ДЕТИ.


Рождение ребенка было праздником, о котором оповещали всех соседей венки, повешенные на дверях. (не отсюда ли рождественские венки!)
Отец поднимал младенца, которого клали перед ним на землю; это значило, что он признавал его своим законным ребенком. А он мог отвергнуть его, и тогда новорожденного выбрасывали. Право выбросить ребенка, продать его или даже убить1(сноски см. внизу статьи) целиком принадлежало отцу.
На восьмой день девочке и мальчику на девятый нарекали имя; день этот (dies lustricus) был семейным праздником: собирались близкие, приносилась жертва, очищавшая ребенка и мать, и устраивалось угощение, соответствовавшее достатку родителей.
Ребенка надо защитить и охранить: против сглаза помогает
черный непрозрачный камень, который называется antipathes (Pl. XXXVII. 145): его следует надеть новорожденному на шею.
Предохранят его также кораллы (Pl. XXXII. 24)
и янтарь (Pl. XXXVII. 50),
а если ребенку повесить волчий зуб, у него легко прорежутся зубы, и он не будет подвержен испугу (Pl. XXVIII. 257).
Золото отвращает всякое колдовство (Pl. XXXIII. 84), и ребенку дарят маленькие золотые вещички (crepundia), которые служат ему одновременно и игрушками, и амулетами. Их нанизывают на цепочку или на шнурок и вешают через плечо или на шею. Героиня Плавтова «Каната» перечисляет некоторые из таких игрушек-амулетов: крохотный золотой меч, золотой топорик, серпик, (не возникает дежа-вю?) две руки, соединенные в рукопожатии, золотая булла. Сохранились целые ожерелья этих амулетов; одно из них, между прочим, найдено в Керчи3.
Особое место среди них занимает названная и у Плавта булла. Это раскрывающийся медальон чечевицеобразной формы (по-нашему, ладонка), в который вкладывали предметы и вещества - обычно это были фаллические символы3. Первоначально носить золотую буллу имели право только дети знатных семейств, позже — все свободнорожденные, бедные люди надевали на своих детей кожаные буллы. Мальчики носили их до дня своего совершеннолетия. Теперь им, взрослым людям, колдовство уже не так страшно, и в этот день медальоны вешают около изображения домашних Ларов как жертву им (Pers. 5. 31). То же происходило ранее и у этрусков.

Девочки не носили буллу, но у них были другие подобные амулеты, например, лунка (лат. lunula), который они носили на шее до свадьбы (cм. илл). Перед свадьбой девушка сжигала амулет и детские игрушки, таким образом прощаясь с детством. После этого она могла носить только взрослую женскую одежду.3

Семилетний возраст был поворотным пунктом в жизни мальчика. Сестры его оставались с матерью и няней, он же «уходил из детства»: начинались годы учения, и первые шаги мальчик делал под руководством отца.
Плутарх в биографии Катона Старшего оставил хорошую памятку об этом первоначальном обучении в старинных римских семьях (Cato mai, 20): отец учил сына
читать и писать (Катон собственной рукой крупными буквами изложил для мальчика отечественную историю),
ездить верхом,
метать дротик,
биться в полном воинском снаряжении,
бороться с водоворотами и стремительным речным течением.
Не были забыты уроки «бокса»;
отец закалял мальчика, приучая его к физическому напряжению, к боли, к тому, чтобы стойко переносить жару и холод: он был для него «и учителем, и законодателем, и руководителем в физических упражнениях» (Cato mai, 20).

Еще важнее, чем знания, приобретаемые на этих уроках, была та нравственная атмосфера, в которой ребенок рос. Горячая любовь к своей стране, готовность жертвовать для нее всем, — «благосостояние государства да будет главным законом» (Cic. de leg. III. 13. 38), — убеждение в ее абсолютном превосходстве над всеми другими, гордость родовыми традициями, — маски предков мог он рассматривать ежедневно, и о деяниях этих мужей, которыми семья гордилась, часто рассказывали ему старшие — сознание того, что он наследник их доблести и долг его не изменить тому, что завещано рядом поколений, — вот тот «духовный воздух», которым с малолетства дышал мальчик и в котором его воспитывали.
Когда мальчик надевал тогу взрослого — обычно 15—16 лет от роду, отец поручал его заботам кого-либо из крупных государственных людей, и для юноши начиналась «начальная школа форума» (tirocinium fori).
После этого практического введения в политическую жизнь начиналась военная служба, и юноша или оставался в рядах армии, или же возвращался в Рим и начинал свою политическую карьеру.

 ========================
СНОСКИ
1 Детей-уродов выбрасывали потому, что их рождение считалось зловещим знамением. Ливий рассказывает, что в 207 г. до н. э. ребенка, который при рождении был величиной с четырехлетнего и был «ни мальчиком, ни девочкой», по приказу гаруспиков положили живым в сундук и утопили в море (XXVII. 37. 5—6). Детей, родившихся в день смерти Германика, выбросили: существа, появившиеся на свет в такой несчастный день, ничего, кроме горя, не принесут ни себе, ни другим (Suet. Calig. 5.) Сенека говорит, как о явлении совершенно естественном: «Мы топим детей, если они родились хилыми или уродцами» (de ira, I. 15. 2); в роду Фабиев не полагалось выбрасывать ребенка, хотя бы он был и уродлив, и это отмечали как некое исключение: «рожденное полагалось вырастить» (Dion. Hal. IX. 22). Малюток приносили обычно на Овощной рынок и клали у колонны, которая называлась columna Lactaria (Fest. 105). В случае бедности и многосемейности выбрасывали и здоровых детей. Доля выброшенных была горестной: они или погибали, или, будучи подобраны, становились рабами подобравшего. Иногда их калечили и посылали нищенствовать.
 Регистрацию рождений и смертей ввел, по утверждению римских историков, Сервий Туллий: списки родившихся составлялись в храме Юноны Люцины на Эсквилине (возможно, что только мальчиков). Велась статистика рождений за каждый день особо для каждого пола. Ею ведала особая «канцелярия», помещавшаяся в том же храме Юноны Люцины.

2 Купание происходило в корыте; воду наливать врачи рекомендовали теплую, а не ледяную, как это было принято у германцев и скифов. Хорошо было положить в воду соли. Пеленки были обычно белого цвета, шерстяные, мягкие.

http://ru.wikipedia.org/wiki/Булла_(амулет)

Иллюстрации взяты: http://www.forumromanum.org/life/johnston_4.html
Tags: Лада Черкасова, семейная психология, традиция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments