Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Category:

Поездка к Илово, или сколько Прибиславов было у Никлота



Давно уже не выкладывал фото с поездок, так что потихоньку буду восполнять.

Крепость Илово находится немного восточнее Висмара и бывшей ободритской столицы Мекленбурга. Особо детальных раскопок здесь не проводилось, ничего особенно значимого также найдено (или опубликовано) не было. Вместе с тем, по датировкам крепость является, наряду с Мекленбургской, одной из древнейших, подтверждённых археологией ободритских крепостей. В настоящее время от неё сохранилось не много, подобраться к ней близко из-за окружающих с-х полей тоже невозможно. Из одноимённой деревеньки Илов, состоящей не то из одной, не то из двух улиц и нескольких домов, дорога уводит в поле. Здесь, под горой установлен памятный камень Прибиславу.



Надпись на нём гласит:
"Здесь мог стоять в 1164 году славянский князь Прибислав, обращаясь с речью к своим соотечественникам"

На фото не видно (в жизни, если не знаешь, то тоже не догадаешься), но вон та горка на горизонте по центру прямо за камнем - и есть всё, что осталось от Илово. Приближение:



С этого ракурса она выделяется только цветом. Под речью Прибислава имелся ввиду соответствующий отрывок Гельмольда. После того, как Никлот был убит в районе Верле на Варнове в 1160 году, Генрих Лев осадил саму крепость и захватил в плен младшего (или среднего) сына Никлота, Вартислава. Старший сын Прибислав, по Гельмольду, прятался в это время в лесу и не решался выступить против Генриха. Начальником в Верле был поставлен брат Никлота, Любомир, По словам Гельмольда, державшийся в плену в Брунзовике Вартислав обратился к Прибиславу с просьбой поднять восстание против Генриха Льва и принудить его этим к своему освобождению. Гельмольд передаёт в этом случае прямую речь находившего в темнице Вартислава к находившемуся в где-то в чрезпенянских или хижанских землях Прибиславу, показывая удивительную осведомлённость и знание славянского:) Хотя и без иронии, усомниться в том, что поднять восстание Прибислава побил сам Вартислав заставляет и сам здравый смысл. Генрих увёз Вартислава не просто как пленника, но именно как заложника, чтобы его брат, которого он не смог поймать, ненароком не поднял восстание. Любопытно, что, согласно Гельмольду, эту мысль подал Генриху Льву сам Прибислав. После пленения своего брата, он послал к Генриху просить мира. Тот согласился, но просил прислать заложников. Тогда Прибислав сказал:

Какая надобность господину моему требовать у слуги своего заложников? Разве он не держит в темнице брата моего и всех благородных мужей славянской земли? Пусть же он и держит их вместо заложников и поступает с ними, как ему угодно, если мы нарушим верность своим обещаниям»

То есть, сам согласился с тем, что гарантом мира будет жизнь находившегося в плену Варитслава.  Кажется, кому-кому, но только не Вартиславу в этом случае было выгодно восстание в славянских землях. Так оно на самом деле и случилось. После поднятого Прибиславом восстания, Генрих публично показательно казнил Вартислава перед стенами занятого не задолго до этого Прибиславом города Мальхина. Но прежде чем продвигаться дальше по страницам истории, стоит обойти и саму крепость. Поднявшись на гору перед памятным камен, вид на неё открывается уже совсем иной.



Отсюда отчётливо видна овальная форма и ещё возвышающиеся валы. Здесь же установлена уютные скамейки и стол для отдыха и информационная доска, с краткой информацией о славянах.




План крепости. Сейчас и не поверишь, что когда-то на месте поля было озеро.

Прибислав поднял восстание в феврале 1164 году, атаковав сначала Мекленбург, потом Илово и, в конечном итоге, Мальхов (из Гельмольда можно предположить, что ещё и Куцин), вернув себе контроль над немалой частью славянских земель. К этому восстанию и относятся речи Прибислава "к соотечественникам", упомянутые на памятном камне. В Мекленбурге речь его была такой:

"Великое насилие, о мужи, причинено как мне, так и моему народу, ибо мы изгнаны из земли, где родились, и лишены наследства отцов наших. Вы увеличили эту обиду, ибо вторглись в пределы нашей страны и овладели городами я деревнями, которые должны принадлежать нам по праву наследования. И вот, мы предлагаем вам на выбор жизнь или смерть. Если вы откроете нам крепость и вернете принадлежащую нам землю, мы выведем вас мирно с женами и детьми вашими и всем имуществом. Если кто-нибудь из славян что-либо отберет у вас из того, что вам принадлежит, я возвращу вдвойне. Если вы не захотите уйти и, напротив, будете этот город упорно защищать, клянусь вам, что если будет к нам милостив господь и победа будет [нам] благоприятствовать, я всех вас перебью острием меча"

Но толи, занимавшие крепость немцы плохо понимали чужую речь, толи чувствовали себя слишком уверено - здесь ему было отвечено отказом. В результате, Прибислав всё-таки взял крепость, действительно убив всё мужское её население. В вечеру этого же дня его войско подошло к Илово, где Прибислав снова обратился к горожанам с речью:

"Всем вам известно, какие бедствия и гнет лежат на нашем народе из-за насильственной власти герцога, злоупотребляя которой он причинил нам много мучений и отобрал у нас наследственное владение отцов наших и поселил во всех землях пришельцев, то есть фламингов и голландцев, саксов и вест-фальцев и другие разные народы. От этой обиды страдал мой отец до самой смерти, а брат мой из-за этого содержится в заключении в вечных оковах, и никого, кроме меня одного, не осталось, кто бы думал о благе нашего народа или хотел бы поднять его из развалин. Вернитесь же к благоразумию, о мужи, оставшиеся от славянского народа, обретите вновь смелость и передайте мне этот город и мужей, которые несправедливо заняли его, чтобы я им отомстил, как отомстил тем, которые вторглись в Микилинбург"

Но в Илово уже находился гарнизон Гунцелина, который, узнав о симпатии населявших город славян к Прибиславу, пообещал покарать тех, кто перейдёт на его сторону таким же образом, как только что Прибислав - защищавших Мекленбург немцев. Вторую крепость за день Прибислав брать не решился и ушёл дальше. Вскоре он обратится со схожей речью к жителям Мальхина, и те перейдут на его сторону. Вот собственно и всё (за исключением того, что крепостью владел ещё Никлот) известно о Илово из письменных источников славянского периода.

Куда интереснее кажется вопрос с Прибиславом. Зачастую многие гипотезы принимаются как факты и становятся в историографии настоящими догмами. Наработки историков прошлого, конечно, необходимо учитывать, чтобы не тратить время зря, всякий раз изобретая свой велосипед. Но в некоторых случаях кажется очень даже полезным взглянуть на "общеизвестные факты" с другой стороны. Что мы, например, знаем о Прибиславе?

Прибислав, сын Никлота, появляется у Гельмольда с момента осады Верле, то есть с 1160 года. По Гельмольду, он находился в лесу рядом с Верле со своими людьми. После этого он упоминается понявшим восстание в 1164 году. Где он находился до 1160-го и между историями в Верле и восстанием из Гельмольда заключить нельзя. Однако, о Прибиславе или Приславе, сыне Никлота, в это время известно из скандинавских источников -  Саге о Кнютлингах и Саскона Грамматика. Информация о том, как Прибислав попал в Данию, разнится в этих источниках - в саге говорится о том, что он попал к данам в плен, в то время, как Саксон Грамматик (14.25.8 ) уверяет, что Прибислав был изгнан Никлотом из своей страны за приверженье к христианству и симпатии к данам. У данов Прибислав женится на сестре Вальдемара Великого ( Саксон, 14.25.9 ), дочери Кнуда Лаварда и получает от во владение некоторые датские острова. В случае Прибислава известно только о передаче ему Лолланда, однако, из того, что речь о Саксона шла об островах во множественном числе, а сын Прибислава, Кнут, владел позже, кроме Лолланда и датским островом Альсом, можно заключить, что Альсом владел уже и Прибислав. Островов на самом деле могло быть и больше - глядя на карту, кажется ествественной и передача Прибиславу находящегося между Лолландом и Альсом Эрё и Лангеланда, население которого несколькими годами ранее было истреблено славянами.


Альс


Лолланд

Причем, как бы вместе с этим ещё и не остальные мелкие острова между Эрё, Лангеланде и Фюном, если и не сам Фюн. Сын Прибислава, Кнут, к примеру, основал на юге Фюна город Рюеборг и поселение Кнудсхёвет. Судя по более, чем обильной славянской и "вендской" топонимики этих островов, выбор их как дара Прибиславу, мог быть обусловлен тем, что их в это время ещё населяли славяне.

Этого, датского Прибислава в историографии принято записывать как Прицлав и считать третьим сыном Никлота. Не оригинальность Никлота в выборе имён сыновьям в таком случае, по меньшей мере, вызывает удивление. Саксон называет его четырежды Priszlaus, но один раз использует и форму Pribislauus, Nucleti filius, что как бы наводит на мысль о тождественности для него обоих форм Присцлав и Прибислав. Но кроме имён, обращают на себя внимание и датировки. Так, Прислав/Прибислав в Дании упоминается перед походом Генриха Льва на Никлота в 1160 году, то есть, он должен был быть изгнан или пленён до этой даты. В тоже время, сообщается, что датский Прислав находился рядом с Никлотом в момент его смерти и видел его показательно выставленную голову (Саксон, 14.25.8 ). Таким образом, Прислав/Прибислав, сын Никлота, по датским или скандинавским источникам, был в Дании до 1160 года, в 1160 году находился где-то рядом с Верле, после чего - опять в Дании. Упоминания Прислава/Прибислава в Дании заканчиваются в 1164 году. И в этом же году поднимает восстание Прибислав, сын Никлота в Мекленбурге. Что и говорить - любопытные совпадения!

Действительно, почему Прибислав не был пленён вместе с Вартиславом в Верле и на чьей стороне он принимал участие в той битве? Считается, что третий сын Никлота, Прислав, находился там в составе войск Вальдемара. Или это был всё тот же, стоявший где-то в лесах у Верле Прибислав?

Любопытным в этой связи кажется и ещё один тёмный момент в биографии Прибслава - того, который в 1164 году поднял мятеж. Не понятно, когда он принял крещение. Если он сражался в Верле в 1160 на стороне отца, то можно предположить, что христианином он не был. Если Никлот изгнал своего третьего сына за христианство, то едва ли стал бы терпеть и другого. Не удалось найти даты крещения его и в дальнейшем, но в тоже время, к началу следующего десятилетия он точно должен был быть христианином - в 1171 он основал Доберанский монстырь. Едва ли бы ему вообще удалось договориться с Генрихом Львом, не прими он христианства. И, кажется, ничего не мешало этому произойти и ещё раньше - до смерти Никлота. В таком случае получится, что Прислав и Прибислав могли быть одной исторической личностью, хоть в силу привычки, в это и трудно поверить. Из "народного героя" Прибислав, правда, в таком случае превратится в предателя. Зато окажется в тоже время и одним из самых удачливых славянских правителей своего времени - сумевшим, быв изгнан со своей родины, сделать головокружительную "карьеру", породниться с датским и, позже, поморскими родами, обзавестить при жизни большими владениями в Дании, а позже сумев отстоять наследство и у себя на родине.

В довесок - дольмен в лесу на Древицком озере, рядом с Мальхином.


Оригинал взят у nap1000 в Поездка к Илово, или сколько Прибиславов было у Никлота.
Tags: Пауль, Русь, история, славяне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments