Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Интервью Александра Поветкина «Чемпионату»

30 мая в Москве 34-летний российский супертяжеловес Александр Поветкин (27−1-0, 19 КО) успешно вернулся на ринг после октябрьского поражения от украинца Владимира Кличко, нокаутировав в седьмом раунде 29-летнего немца сирийского происхождения Мануэля Чарра (26−2-0, 15 КО). В интервью «Чемпионату» Александр подвёл итоги минувшего боя, обозначил свою позицию по части вопроса о реванше с Кличко, назвал самого ненавистного соперника, рассказав об увлечениях и политике.

– Александр, как оцениваете нокаут Чарра, который наверняка войдёт в число лучших по итогам этого года?
– Что-то не получалось, что-то получалось в бою. Считаю, мы неплохо добавили в работе ног. Как раз, когда он пропустил, я ногами догнал его и нанёс уже решающий удар справа.


– Вы говорили, что не чувствовали, когда можно будет нокаутировать Чарра, но постепенно к этому подбирались…
– Я вообще не знаю такого, кто понимает, когда точно можно нокаутировать соперника. По-всякому бывает. Иной раз бьёшь, бьёшь, уже руки все себе поотбивал, и думаешь, когда же он наконец упадёт. Когда упадёт, тогда я понимаю, что он упал (усмехается).

– Мануэль – стойкий боец?
– Да, стойкий, крепкий. Чарр хотел выиграть. Но я люблю такую манеру боя, когда со мной дерутся, когда ко мне лезут.

– Чего более всего опасались со стороны соперника?
– Да я вообще перед боем никогда не боюсь. Если будешь бояться, то и в бою будешь шарахаться от всего. Просто нарабатывали определённые задачи по технике, по тактике, по ударам, повторные атаки. Я считаю, бой прошёл нормально, интересно. То, что мы нарабатывали на тренировках – взрывные серии, взрывная работа – сказалось в бою.

– Ваша первая мысль после того, как Чарр рухнул на настил ринга?
– Я думал, может, поднимется ещё (улыбается). Можно было ещё продолжить. Ну, не встал – тоже хорошо.

– Насколько сильны были удары у Чарра, какой урон они вам нанесли?
– Вы знаете, в бою уже не чувствуется, сильные или несильные удары, так что даже не могу сказать. Может быть, из-за того, что точно он не попадал, поэтому ничего и не было.

– Что сказал по окончании поединка ваш новый наставник Иван Кирпа?
– У нас ещё предстоит разговор на этот счёт. Он сказал только, что всё нормально, что получались нарабатываемые нами взрывные атаки. Но меня подготавливал к бою не только один Ваня, был ещё ряд людей, которые помогали готовиться. Иван, конечно, молодец. Он хорошо разбирается и в технике, и в тактике. Мне в нём импонирует, что он, в отличие от моих прежних тренеров, не берёт всё на себя, не говорит за все аспекты подготовки. В частности, что касается упражнений на физику и функционалку. Спрашивает моё мнение, интересуется моим самочувствием после тренировки.

– Можно сказать, что Кирпа – лучший из ваших наставников?
– Я не могу сказать, что он лучше или хуже кого-то из моих прежних тренеров. Наставники у меня были по-своему все хорошие и талантливые. Относительно Ивана хотелось бы, прежде всего, отметить, что мы очень хорошо понимаем друг друга. У нас тренировочный процесс проходит демократично, в дискуссиях, после чего мы всегда приходим к единому знаменателю.

– Правда ли, что уже после нескольких совместных тренировок вы сказали – да, это то, что мне нужно, это тот тренер, который должен меня тренировать?
– Да, так и было. Ваню я знаю давно, мы с ним ещё вместе в любительской сборной боксировали. Потом я долго его не видел, но слышал от друзей, что он тренирует и делает это очень хорошо. Также немаловажен опыт Ивана, который он приобрёл в Америке, когда там тренировался и проводил бои. Я подумал, что уже пора самому проявлять инициативу. Позвонил ему и мы договорились встретиться, посмотреть, подумать. Затем поработали вместе, были интересные моменты и нам понравилось взаимное сотрудничество.

– Что вы делали после боя с Чарром?
– Я поехал в гостиницу отдыхать. Повалялся на кровати, посмотрел телевизор, а затем лёг спать. А на следующий день поехал домой в Чехов. Я не пью, не курю, так что просто отдохнул спокойно, дома побыл и всё.

– Ваша победа спровоцировала новую волну разговоров о матче-реванше с Владимиром Кличко. Как вы считаете, надо добиваться этого боя уже сейчас или стоит провести ещё несколько поединков с другими соперниками?
– Честно говоря, слишком много разговоров о Кличко. Сейчас речь о нём не идёт. Я считаю, мне нужно под руководством Ивана провести ещё несколько боёв, чтобы мы уже конкретно понимали друг друга, чтобы всё, как говорится, отлетало от зубов. Конечно, я стремлюсь к реваншу с Кличко, но понимаю, что для хорошего, интересного боя нужно ещё набраться опыта.

– Назовите сильные стороны Владимира?
– Он физически и тактически силён, а его слабых сторон я не знаю (смеётся).

– На форумах любители бокса пишут, что вам надо было активнее работать в клинчах – бить апперкоты, проявлять больше активности.
– Сказать можно что угодно, а сделать это – совсем другое дело. Все говорят, а вот выйдите и сделайте. Я не читаю интернет-форумы, потому что там рассуждают люди, которые боксёрские перчатки в жизни не одевали. Это то же самое, что я сейчас про танцы начну рассказывать, как там правильно плясать и всё такое. Так что я стараюсь не обращать внимания на этих людей, да и в интернет стараюсь не лазить, потому что там много грязи и всякой ерунды. Забивать голову чем-то негативным – мне это не нужно.

– Согласны ли с тем мнением, что Кличко в поединке с вами чересчур много клинчевал, наваливался на вас?
– Это его тактика, для себя он сделал всё правильно.

– За бой с Кличко вам причитался большой гонорар – более четырёх миллионов долларов. Действительно вы получили эти деньги и что с ними сделали, может быть вложили их в какой-то бизнес или куда-то потратили?
– Деньги в банке, кое-что вложил в одно дело, но не хотел бы об этом особо распространяться. Это, действительно, был самый большой гонорар в моей карьере. Но это были далеко не четыре миллиона долларов, потому что из этой суммы были вычтены приличные налоги.

– Измеряли ли вы силу своего удара?
– Нет, никогда (улыбается). Как-то особо этим не интересовался.

– Флойд Мэйвезер или Мэнни Пакьяо?
– Это два великих боксёра. Но, наверное, всё-таки – Мэйвезер. Потому что он более чувствительный, любит, когда на него идут, умеет хорошо защищаться. Хотя в боксе всякое может случиться.
– Кто бы победил в гипотетическом поединке Денис Лебедев – Григорий Дрозд?
– Я думаю, этот бой не нужен. Есть ещё много других людей, кого надо бить, иностранцев разных (смеётся).

– Ваше отношение к Гильермо Джонсу, который употребляет допинг и затем выходит на ринг и ведёт нечестную игру с соперником?
– Я общался с Денисом – он очень расстроился отмене боя. Но я считаю, Андрей Рябинский правильно сделал, что не дал проводить этот бой. Всё должно быть по-честному, соперники должны боксировать в равных условиях.

— Из-за чего случилась небольшая потасовка на бое Денис Лебедев – Гильермо Джонс, когда вы бросились на некоего чернокожего юношу, который, кажется, был сыном Джонса?
– Это была не потасовка, просто все были на эмоциях – я болел за Дениса, а там болели за его соперника. И они выбегали вперёд меня, мешая смотреть происходящее на ринге. Если бы бой проходил на территории Джонса, то вряд ли бы нам разрешали выбегать к рингу, загораживать людям обзор и кричать что-то. И я решил сделать этому парню замечание, каких-то потасовок там не было.

– Когда последний раз дрались на улице?
– Даже уже и не помню. Вся энергия уходит в спорт, и я рад, что на улице таких ситуаций не возникает. Всякое может быть, но я буду пытаться культурно объяснить человеку, что он не прав. Да и вообще, даже пьяный хам – это тоже ведь чей-то сын и чей-то отец, и мало что с ним может случиться. Потом за тобой за самим эта ситуация будет всю жизнь висеть моральным грузом, да ещё и какие-то уголовные преследования могут быть. Я считаю, это не нужно. Тем более, что я особо не хожу на дискотеки, не пью, не курю, веду здоровый образ жизни и стараюсь находиться с адекватными людьми.

– Как вы отдыхаете, какой у вас досуг, какое хобби?
– Есть много интересных вещей. Можно сходить на природу, на охоту, на рыбалку. Вот зимой как-то на санках накатались – такой энергией дышишь, чувствуешь себя так прекрасно. А пить где-нибудь в подвале – это не дело. У нас есть все возможности, чтобы развиваться – всё зависит от человека.

– Бывало, что вы ненавидели своих соперников по рингу?
– Не то что ненавидел, но неприязнь присутствовала. Так было с тем же Марко Хуком. Но, я скажу честно, негативные эмоции мешают здоровому восприятию и хладнокровному поведению на ринге. На эмоциях зачастую начинаешь делать что-то не то. Начинаешь заводиться, а нужно быть спокойным, держать себя в руках.

– Как раз, возвращаясь к бою с Марко Хуком. Почему не удалось провести поединок так как планировалось по части функционального состояния?
– Трудно сказать. Не получилось и всё (улыбается). Вроде, первые раунды были ничего, а затем ни руки, ни ноги не работали так как надо. Бывает такое.

– Согласны ли вы с тем, что бой с Кличко вам надо было провести раньше, и что вина за это лежит на вашем тогдашнем менеджменте?
– Бой состоялся бы раньше, если бы я ногу не сломал. А разговоры о том, что я боялся – это ерунда. Боксёры выходят на ринг драться, значит они уже не боятся.

– Ваше отношение к смешанным боевым единоборствам?
– Отличное отношение. Я смотрю, переживаю, радуюсь победам наших ребят.

– Вы выходец из кикбоксинга. Не было ли желания попробовать свои силы в ММА?
– Я уже давно профессионально боксирую, так что переквалифицироваться, думаю, мне уже не стоит. Хотя иногда в зале я борюсь, учусь боксёрским приёмам, мне это нравится. Но переходить на выступления в ММА мне уже нет смысла.

– Кто, по-вашему, лучший боец ММА?
– Фёдор Емельяненко, конечно. Он прекрасный, добрый парень, позитивный человек.

– Какую музыку слушаете?
– В основном русскую. Слушаю «Русское радио». Какому-то одному стилю не отдаю предпочтение, есть много разных хороших песен. И Николая Емелина слушаю, и группу «Алиса», много есть интересных исполнителей.





– Разъясните свои религиозные предпочтения.
– Я из этого не делаю секрета, мне ближе мои предки, моя родная земля, в это я и верю. У нас был великий народ ещё до крещения Руси. У меня есть много людей, которые сильно верят в христианство, в том числе и Фёдор Емельяненко. Если им это помогает, то пусть верят. Можно верить во что угодно, лишь бы не делать и не нести плохого людям. Если ты любишь свою землю, свою Родину – в этом ничего плохого нет. Самое основное – жить по чести и по совести.

– Сколько на вашем теле татуировок?
– У меня вытатуирован старый славянский оберег – звезда Лады-Богородицы. Я с ребятами езжу по раскопкам, увидел однажды этот оберег, он мне понравился, взял его и наколол. И пока больше никаких других наколок не собираюсь делать.


– А не было ли желания отправиться в какую-то экспедицию по части раскопок?

– Я уже бывал неоднократно в таких экспедициях. А сейчас вот хочу обязательно съездить под Воронеж, там недавно раскопали древний город Костелки, которому 15 тысяч лет. Также раскопали города в Челябинской (Аркаим) и Омской областях. Как раз сейчас вот настало лето, можно будет этим заняться. В таких экспедициях много интересного, позитивного.

– Как вы расцениваете события, которые сейчас происходят на Украине? Известно, что Виталий Кличко стал мэром Киева.
– Я не считаю, что сильно разбираюсь в политике, но то, что происходит сейчас на Украине это, конечно, очень печально. Гибнет много невинных людей. Война — это всегда ужасно.

– Ваше отношение к политике?
– Конечно, я слежу за политическими событиями. Но бывает так, с первого взгляда кажется, что-то, что происходит нормально, а на самом деле оказывается, что ничего нормального нет, либо наоборот. Моё стремление в том, чтобы спорт объединял народы. К нам на спарринги приезжали ребята с Украины, мы с ними абсолютно нормально общались, даже, можно сказать, по-дружески. Люди должны дружить и жить в мире без войн.

– У вас нет желания и планов занять какой-нибудь политический пост?
– Желания такого нет, мне вообще хочется заниматься с детьми – не только тренировать, но и воспитывать их. Чтобы они любили свою Родину, чтобы шли служить в армию, чтобы были сильными, добрыми, помогали людям, если нужно – защищали людей и свою страну. А сейчас иной раз посмотришь – они сами за себя не могут постоять, не то что там за девушку, за маму и за свою страну. Так что я считаю, что парень, мужчина должен быть сильным и физически развитым. Ну и конечно, он должен учиться, чтобы быть образованным, умным и добрым.

– Москва – ваш город?
– Нет, не мой (смеётся). Я больше люблю Подмосковье. В основном обитаю в Чехове, также езжу на родину в Курск. В таких городах мне больше нравится. Там спокойнее, больше природы, а в Москве шумно, суета, это не моё.

– Как планируете отдыхать после поединка – поедете куда-то или будете на родине? Где будете восстанавливать силы?
– Я об этом ещё не думал. В ближайшее время, наверное, съезжу в Белгород, там у нас будет конференция по кикбоксингу. Я с недавнего времени стал президентом ЦФО по кикбоксингу, и вот теперь пытаемся вместе с друзьями, с которыми вместе выступали, развивать этот вид спорта, увлекать молодёжь занятиями им. Когда встречаюсь с родителями, всегда говорю: отдавайте детей в спорт. Потому что на примере своём и моих друзей знаю, что ребята становятся спокойнее, увереннее в себе, и слабого стараются не обидеть, и уважение к старшим испытывают. Это многого стоит. Я много времени провёл в кикбоксинге, поэтому хочется поддержать ребят, внести свою лепту в его развитие и популяризацию. Сейчас вот хотим сделать ещё какие-то турниры, организовать совместные сборы.

– Ваши пожелания болельщикам, которые смотрят ваши бои, переживают и болеют за вас.
– Любите свою Родину, обязательно занимайтесь спортом, будьте сильными и добрыми. Это самое главное. Я считаю, надо равняться на великих наших людей, в том числе и Владимира Владимировича Путина, который, я думаю, сильнейший наш политик.

Источник: http://sport.mail.ru/news/boxing/18426030/

Tags: Поветкин, Россия, Русь, архетипы, славяне
Subscribe

  • Ахалтекинец

    В детстве посчастливилось увидеть ахалтекинца. Само совершенство! Породе 5000 лет, она считается эталонной.

  • Весна идет

    А у нас на даче уже весна, чего и вам желаю! Для меня весна - это первые цветы. Пусть не ярок их наряд, но так нежен аромат, В них весны…

  • Николай Гумилев — поэт-гусар

    Вспоминая Николая Степановича Гумилева (1886-1921) мы часто упускаем важную деталь его биографии. В Первую Мировую войну Гумилев воевал в составе:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments