Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Categories:

Критика проекта Федерального закона «О психологической помощи населению в Российской Федерации»

Отзыв и предложения по изменениям и дополнениям к проекту Федерального закона «О психологической помощи населению в Российской Федерации»


Общественное обсуждение проблем правового регулирования психологической практики и разработка Закона о психологической помощи – чрезвычайно своевременная инициатива. Этот вопрос давно требует пристального внимания, поскольку в современном российском обществе профессиональная психологическая деятельность зачастую подменяется иными видами практик, в том числе оккультных, эзотерических, экстрасенсорных и прочих научно не обоснованных видов услуг, что представляет собой реальную угрозу психологическому здоровью человека.

В то же время проект Закона «О психологической помощи населению в Российской Федерации» вызывает ряд принципиальных возражений, наиболее значимые из которых мы считаем необходимым довести до сведения профессиональной общественности и законодательных органов РФ, поскольку огромное количество неточностей и недоработок в проекте Закона может привести к дискредитации самой идеи правового регулирования практики психологической помощи в нашей стране.


1. В настоящее время стандарта психологической помощи, заявленного в ст. 2 и ст. 19 в качестве регулирующего механизма в обсуждаемом Законе, не существует. Невозможно унифицировать и регламентировать «виды, объемы, сроки и качество оказания психологической помощи» безотносительно к сфере деятельности психолога и особенностей контингента (что никак не обозначено в проекте Закона), с которым он работает, и тем более – разработать некий единый стандарт психологической помощи, о котором говорится в ст. 2 и 19. Требуется дифференцированный подход к выработке оценочных параметров деятельности психолога-практика, поскольку сами типы практической психологической деятельности (экспертная – в разных социальных сферах, диагностическая, психолого-консультационная, коррекционно-развивающая, психотерапевтическая, психолого-профилактическая) основываются на радикально отличающихся друг от друга научных основаниях и не могут регулироваться едиными стандартами качества. Необходимо определить как некие общие (формальные) параметры оценки, так и специфические (частично неформализуемые) – для каждого из этих видов. Разработка последних должна быть предоставлена компетенции ведущих представителей каждого из названных типов психологической практики и научных учреждений, занимающихся разработкой научных основ соответствующих типов практики.

2. Идею введения процедур, подтверждающих квалификационное соответствие практикующего психолога требованиям профессии, можно только приветствовать. Однако сформулированные в ст. 2 требования (диплом о высшем образовании на уровне специалитета, стажировка, экзамен) к практикующему психологу не дифференцированы по уровню базового образования и специализации: они могу быть избыточны в части стажировки и квалификационного экзамена по отношению к уровню образования «Специалист» и «Магистр» (поскольку в стандарт высшего профессионального образования по определенным направлениям на этих уровнях уже входит достаточное количество практики и сдача квалификационных экзаменов), но целесообразны и необходимы по отношению к уровню образования «Бакалавр».

Относительно бакалавриата следует также подчеркнуть противоречие предлагаемых в проекте Закона процедур подтверждения квалификации реальной нормативной практике в образовании. Из текста проекта Закона следует, что право на оказание психологической помощи имеет лишь психолог, имеющий уровень образования не ниже специалиста. В настоящее время подавляющее большинство психологов готовится именно в рамках бакалавриата и, согласно документам, выпускники-бакалавры с квалификацией «Психолог» и «Педагог-психолог» имеют право при наличии диплома о высшем образовании работать в образовательных учреждениях. В перечень их должностных обязанностей входят все основные виды психологической помощи детям, педагогам, родителям – диагностика, коррекция, развивающая работа, консультации и пр.

3. Необходимость обязательного членства практикующего психолога в саморегулируемой организации (ст. 2) в качестве обязательного условия для права осуществлять профессиональную деятельность вызывает большие сомнения, поскольку нет оснований для признания значимости такового членства для профессионального развития специалиста и контроля за его деятельностью. Выполнение данного требования на практике неизбежно обернется формальной принадлежностью психолога к любой доступной организации.

4. Таким же малопродуманным является возложение функций контроля и надзора над сообществом практикующих психологов на органы государственной власти (ст. 12, 13, 14). В законе эти органы не определены, не специфицированы их полномочия по отношению к разнообразным отраслям практической психологической деятельности (в образовании, в здравоохранении, в правоохранительной системе и т.д.).

Управление и контроль в сфере психологической помощи, в соответствии с мировой практикой, должны быть основаны на использовании экспертного потенциала психологического сообщества. Наиболее эффективным механизмом саморегуляции практической психологии является формирование отраслевых экспертных советов и создание этических комиссий из числа ведущих научных специалистов и признанных профессионалов в различных отраслях психологической практики. На данные советы и должна быть возложена функция квалификационной оценки профильных учреждений и специалистов на принятой в мировом профессиональном сообществе репутационной основе.

5. Некорректно прописаны виды (ст. 7) и формы (ст. 8) психологической помощи. В частности, определение психологической экспертизы (ст. 7, п. 8) не только неполное, но по содержанию фактически совпадает с определением психологической диагностики (п. 5), в то время как это два разных типа профессиональной деятельности. Понятие «психологический тренинг» (п. 9) раскрывается через его цели, а не специфику данного вида психологической помощи. Другие термины также требуют уточнения.

6. В ст. 20 (п. 1, 2) говорится о перечне рекомендованных средств и методов психологической помощи, которым в своей профессиональной деятельности должен будет руководствоваться практикующий психолог. В России к настоящему времени не существует рандомизированных контролируемых исследований по оценке эффективности методов и средств психологической помощи по различным ее видам и направлениям, что означает абсолютную научную некорректность задачи составления такого перечня саморегулируемыми организациями.

Кроме того, качественная и квалифицированная психологическая помощь оказывается специалистами самых разных школ и направлений. Каким образом все это многообразие психологических практик предполагается учитывать в перечне рекомендуемых средств и методов психологической помощи (ст. 20) и соотносить с идеей единого стандарта помощи (ст. 19)?

7. В проекте Закона отсутствует описание механизмов взаимодействия федеральных органов исполнения Закона и саморегулируемой, то есть общественной, организации. Как планируется определять эффективность ее деятельности, что необходимо для придания СОП статуса контролирующего и сертифицирующего органа?

В целом этот проект требует специального обсуждения в профессиональном сообществе. В России достаточное количество авторитетных научных центров и профессиональных организаций психологов, а также выдающихся ученых и практиков, занимающихся прикладными и теоретическими проблемами психологической помощи, в том числе психологии образования, психологического консультирования и психотерапии. Именно их опыт должен быть привлечен к разработке научно обоснованного документа, адекватного достижениям современной науки, реалиям высшего профессионального психологического образования и состоянию психологической практики.

Научная экспертиза проекта «Закона о психологической помощи населению в Российской Федерации», а также его широкое обсуждение психологическим сообществом позволит разработать документ, с помощью которого удастся придать мощный и позитивный импульс цивилизованному развитию области психологической практики в нашей стране.

Сотрудники ФГНУ «Психологический институт»:

Кисельникова Наталья Владимировна, зам.директора по науке, зав.лаб.научных основ психологического консультирования и психотерапии, к.психол.н.

Шукова Галина Валерьевна, Ученый секретарь, к.психол.н.

Щебланова Елена Игоревна, зав.лаб. психологии одаренности, д.психол.н.

Андреева Алла Дамировна, зав.лаб. научных основ детской практической психологии, к.психол.н.

Айрапетян Изабелла Робертовна, науч.сотр. лаб. социально-психологических проблем развития личности

Воробьева Людмила Ивановна, ст.н.сотр. лаб.научных основ психологического консультирования и психотерапии

Гуревич Александра Вячеславовна, ст.н.сотр. лаб. социально-психологических проблем развития личности

Карягина Татьяна Дмитриевна, науч.сотр. лаб.научных основ психологического консультирования и психотерапии, к.психол.н.

Колпакова Марианна Юрьевна, ст.н.сотр. лаб.научных основ психологического консультирования и психотерапии, к.психол.н.

Данина Мария Михайловна, с.н.с. лаборатории научных основ психологического консультирования и психотерапии, к.пс.н.

Попова Татьяна Анатольевна, с.н.с. лаборатории научных основ психологического консультирования и психотерапии, к.пс.н.

Источник: http://psy.su/feed/3870/

Tags: Гильдия Психотерапии и Тренинга, ППЛ, Петербургская школа психотерапии, РПА, законы, этической комитет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments