Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

3аумь — разновидность ритуальной речи в русской магической традиции

3аумь — разновидность ритуальной речи, представляющая собой бессмысленный набор непонятных, искаженных слов, обычно ритмически организованных и зарифмованных... 3аумь используется в сакральных и магических ситуациях: для общения с потусторонним миром, для передачи речи нечистой силы, как способ обозначения сакральных понятий...
В заговорах и апокрифических молитвах, построенных на перечислении имен нечистой силы, болезней или опасных животных, заумь используется как способ замещения «опасных» имен, а также как способ наиболее эффективного воздействия на демонов: «Пошли ко мне на помощь рабу своему часть бесов и дьяволов: Зеследер, Пореастон, Коржан, Ардун, Купалолака...» (рус. любовное заклинание XVIII в.) или: «Сарпра, цуфа, ломаника, путиха, боротва, марта, кванна, дунай» — заговор от укуса змеи (с.-рус., Данилов В. В. Кадниковский у. Вологодской губ. // Север. Вологда, 1923 Кн.3—4:352), «аза, мора, сара» (з.-укр. заговор от укуса змеи, Верхр.ГТЛ:401).


3аумь, как и глоссолалия, характеризует в былинках и поверьях язык нечистой силы и, наряду с хромотой, кривизной. слепотой и др. физическими недостатками свидетельствует об ущербности, неполноценности демонов, их неспособности говорить на нормальном человеческом языке. Карлики одно слово выговаривают с начала, а другое — с конца, перемежают речь немецкими фразами, а некоторые человеческие слова заменяют своими (луж.), леший способен только повторять за людьми концы произнесенных ими слов (с.-рус.), русалки поют на своем языке (полес.). Фрагменты зауми часто обрамляют или начинают речь демонов, которая в своей основной части соответствует нормам языка: рус. домовой начинает свою речь словами «хынь, хынь»: «Хынь, хынь, хоть бы худую, да пегую» (о лошади). Обращаясь к людям с просьбой одолжить им квашню, луж. карлики говорят: «Ваги-виги, одолжите корытце, чтобы испечь хлеб». Этот же прием встречается и в др. случаях, например, в бел. заговоре на тушение пожара: «Гок-гак, миряновая мать, Присвятая Анна, ни пущай на авин пламя».
...

Основные способы создания зауми универсальны для текстов всех жанров и строятся на десемантизации речи, «отталкивании» от родного языка.

Заумная речь обычно оформляется как повторение групп звуков, часто содержащих фиксированные сочетания согласных или гласных звуков, которые проходят через весь текст, иногда значительно варьируясь. К ним прикрепляются цепочки других звуков. В результате этого создается аллитерированная, экспрессивная, ритмически организованная «речь», часто рифмованная: «Пикус, пакус, алипакус» (рус. заговор от лихорадки), «Сарандара, сарандара, марандара, марандара...» (болг. заговор от укуса змеи). Звуковой повтор как способ организации зауми характерен и для письменных заговоров: «Карка макарка поNо, поNо» — магическая формула на чаше, из которой поят больного, укушенного змеей (серб.).

Иногда подобные звуковые повторы встречаются и в обрядовых песнях, ср., например, припев рождественской песни у карпат. русинов: «Роч кенде/ Роч кенде/ Роч кенде, кенде/ Роч куренде/ Рочкекуренде / Пременде» (Терещ.БРН 7:22-23).

На звуковых повторах строится и речь мифологических персонажей. Русалки произносят глоссолалические фразы: «Ре-ли, ре-ли», «Огэ, огэ, огэ», «Гута-та, гута-та», «гу-гу-гу», «ку-ку» и пр. (полес.). Смерть произносит: «Пуль-пуль-пуль» (пол.), упырь бормочет «luр-luр-luр (пол.). Женские демоны перелестницы произносят ряды исковерканных «слов», в каждом из которых изменяется один звук: «шоє — своє — хвоє — твоє» или «туря — куря» (украинцы вост. Словакии). Иногда речь мифологического персонажа образована от его имени: нимка — вид водяного демона, кричит «ним-ним» (зап. Полесье), укр. русалка маука кричит «мау-мау» и под.

Демоны сами не могут формировать речь, как эхо повторяя произносимое человеком или названия попавшихся им на глаза предметов. Пол. borowiec при виде женщины, несущей масло, бормочет: «Olej, olej, olej» [Масло, масло, масло], полес. домовой, которого человек ударил обручем, кричит: «Обруч, обруч, обруч», словац. водяной бормочет: «Брызги, брызги, брызги».
...

Для создания зауми используется известная в тайных и детских языках т. н. «отверницкая говорка» — прием, заключающийся в прибавлении к слову языка дополнительного слога или замене начального слога другим: «кувесна» вместо «весна», «шивар» вместо «товар». Иногда этот прием усложняется перестановкой слогов в слове: вместо «иметь» произносится «шиметь-ице», вместо «в горле» — «шорле-вгоце» и под. (рус.). Эта же черта проявляется и в речи нечистой силы: рус. черт вместо слова «а, догадалися» произносит: «а-га, га-га, до-га да-ли-ся».
...

Заумные «слова» могут быть образованы от реальных слов родного или чужого языка и нести на себе отзвуки их семантики. Так искажают слова демоны, которые не могут произносить вслух названия опасных для них предметов, при этом один из элементов зауми отсылает к семантике реально существующего слова. Пол. водяной, почитающий месяц своим богом, называет его Tszyszczaty-Blyszczaty (Blyszczaty от пол. blyszczec, «сверкать, сиять»). Луж. карлики называли колокола «brumbaki» или «klampawy» (ср. с пол. глаголом klapac — «хлопать, стучать»). Фонетический облик заумного слова основан на звукоподражании, как слово «brumbak», имитирующее звон колокола (типа русского «бим-бом»).

3аумь может быть построена на ассоциации фонетического облика слова с реальным словом языка — этот прием часто встречается в загадках и тайных языках, например: «пендра» — печь (рус.), «кендра» — кошка (рус.) и пр..."


Славянские древности. Этнолингвистический словарь под ред. Н.И.Толстого.

Т. 2. М., 1999, с. 279-282

Tags: Россия, архетипы, символизм, традиция
Subscribe

  • С праздником, православные!

    Христос Воскресе! Открытка Александра Федоровича Лазурского брату (1903)

  • Ахалтекинец

    В детстве посчастливилось увидеть ахалтекинца. Само совершенство! Породе 5000 лет, она считается эталонной.

  • Николай Гумилев — поэт-гусар

    Вспоминая Николая Степановича Гумилева (1886-1921) мы часто упускаем важную деталь его биографии. В Первую Мировую войну Гумилев воевал в составе:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments