Слабинский Владимир Юрьевич (dr_slabinsky) wrote,
Слабинский Владимир Юрьевич
dr_slabinsky

Categories:

Лодочные захоронения в Евразии, часть 2.

Оригинал взят у swinow в Лодочные захоронения в Евразии, часть 2.
В продолжение темы, начало которой можно посмотреть здесь: Лодка как атрибут похорон и перехода в загробный мир у разных народов. выкладываю несколько дополнительных примеров подобных обычаев (даже с картинками!), обнаруженных и присланных коллегами. Нумерацию будем продолжать от последнего пункта в предыдущей статье.

Итак:

7. sinitzat поделилась информацией о наличие захоронений в форме лодки, а также надгробных памятников в виде весла у предков тохаров, обитавших на северо-западе современного Китая около 2000 г. до н.э. Их потомки, тохары являлись, как и они сами, в расовом отношении, светловолосыми европеоидами, а также индо-европейцами по языку. Они были известны спустя примерно 3000 лет после данных своих пращуров, захоронения которых обнаружены в пустыне Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. В данном случае, у нас имеются даже фото.

Кладбище в местечке Синьохе, на котором обнаружены указанные погребения:





Захоронение в виде лодки:



Деревянный надгробный памятник в виде весла:




Подробно об этом смотрите здесь: Таримские мумии.

Следующие примеры привёл roxsalan:

8. Теперь снова Европейская Россия, северная её часть, бассейн реки Вечегды (Коми, Архангелогородская область): В 1961 на Выми возле д.Весляна был открыт могильник, получивший название Веслянского I, в течение длительного времени остававшийся уникальным явлением в археологии ЕСВ. В 1970-1990-е были открыты другие аналогичные могильники. Их появление было связано с приходом в с.I тыс.н.э. в бассейн Вычегды - в процессе "великого переселения народов" - новых групп населения, исходной территорией обитания которых были лесостепные и степные пространства Южного Зауралья. Это были воинственные племена степей, резко отличающиеся по культуре от местного населения. Памятники пришлого населения представлены могильниками, содержащими как грунтовые, так и погребения под невысокими курганными насыпями. Они расположены, как правило, на коренных террасах вдоль водоёма. Курганные насыпи округлой или овальной формы высотой 10-30, изредка 50 см, обычно окружены канавками-ровиками или ямами. Под насыпями чаще всего содержалось одно, реже - два погребения, иногда от трёх до шести, а также впускные захоронения. Они совершались как в простых могильных ямах, так и довольно сложной конструкции и различных размеров. Длина их варьирует от 98 до 270 см, ширина - от 40 до 180 см, глубина - от 20 до 72 см. В погребениях встречаются остатки срубов, гробовищ, выдолбленных колод. НЕКОТОРЫЕ ПОГРЕБЕНИЯ СОВЕРШЕНЫ В ЛОДКЕ. Одной из характерных особенностей погребального обряда было использование бересты для внутрипогребальных конструкций. Погребальные камеры также перекрывались берестой, а в некоторых случаях - плахами. Большинство погребений совершено по обряду ингумации. Костяки ориентированы головой к реке, с запада на восток с некоторыми отклонениями. (...) В культуре пришлых групп населения прослеживаются сарматские традиции. Многие предметы, в т.ч. такие выразительные и специфические детали погребального обряда, как золотые и серебряные наротники и наглазнцки, находят аналогии в древностях Северного Причерноморья, в частности, мавзолее Неаполя Скифского. Вероятно, пришлые группы населения были немногочисленны. Они постепенно растворились в среде местного населения.(История промышленного освоения Коми)

9. Бассейн реки Печора (Коми): На Шиховском могильнике археологи нашли захоронения людей в лодках, похожие на кладбища древних предков скандинавов, бронзовое литье пермского и скифского звериного стиля, бронзовое и железное оружие, древнегреческое зеркало, чашу из человеческого черепа. «В этом бору есть археологические памятники самых разных эпох – от неолита до средневековья, — отметил И.Васкул. – Мы нашли в его противоположных концах мастерские с остатками металлообработки. Надо вскрывать всю территорию сплошными площадями». (Пещерные стоянки и святилища древних людей, жилища каменного века, могильники и городища средневековья могут войти в число 11 чудес Коми, считают сыктывкарские археологи).

10. Южная часть европейской России, бассейн Дона, снова кочевники:
"В 1991 г. экспедиция Государственной дирекции охраны, реставрации и использования памятников истории и культуры Воронежской области проводила охранные раскопки курганной группы, расположенной на водораздельном плато рек Дон и Старая Калитва (правый приток р. Дон) у западной окраины с. Старая Калитва. При исследовании кургана № 1 в его насыпи было обнаружено впускное позднекочевническое погребение № 3. (...) Могильная яма имела в плане линзовидную с усеченными концами форму (рис. 1,1). Длина ее 2,25 м, ширина 0,87 м. Глубина могилы от вершины кургана 1,6 м. (...) Северо-западная стенка погребения разрушена норами.Вдоль остальных стенок сохранилась облицовка, выполненная из дерева толщиной около 1,5 см. (...) С северо-восточной стороны к яме примыкала ступенька, вырезанная в материковой глине высотой до 40 см от дна. Длина ее 1,7 м, ширина до 0,4 м. На ступеньке обнаружены остатки костяка низкорослой лошади, положенной вдоль погребения передней частью на юго-восток (...) На дне могильной ямы были обнаружены остатки плоскодонной лодки. Днище ее изготовлено из одной доски толщиной до 3 см, длиной 1,68 м и наибольшей шириной в средней части 22 см. В плане оно имело форму сильно вытянутой линзы. Борта лодки изготовлены из плотной древесной коры или дерева толщиной 1,5 - 2 см. Сверху они расширялись так, что по срезу борта,на высоте 30 см, длина лодки составляла 1,94 м, а ширина в средней части - 50 см. На дне ее был найден сильно потревоженный норами животных скелет женщины, положенной вытянуто на спине головой на юго-восток (...) восточная ориентировка погребения, нахождение рядом с покойником остатков коня или его частей, положенных в анатомической последовательности, роговидные детали украшения головного убора, позволяют достаточно уверенно включить данное захоронение в число половецких памятников XII - XIV вв. [1, с. 173,179; 4, с. 147]. Особого внимания заслуживает факт захоронений умершего по половецкому обряду, но в лодке, до этого нигде не зафиксированный. Возможно, в данном случае мы имеем дело с представителем так называемых "бродников"." (К. Ю. Ефимов (Воронеж) ПОЗДНЕКОЧЕВНИЧЕСКОЕ ЗАХОРОНЕНИЕ В ЛОДКЕ У СЕЛА СТАРАЯ КАЛИТВА)

11. Много примеров погребальных обычаев и верований, связанных с лодкой, разной степени близости к лодочным ингумациям и кремациям, засвидетельствованных у всевозможных народов Сибири и Дальнего Востока - от приуральского запада до Приморья. Эти представления и обычаи указанным народам, на мой взгляд, могли принести, вездесущие индо-европейцы (об обитании которых, в своё время, по Южной Сибири - до Алтая и Байкала, и даже, видимо, дальше, известно). Хотя, что-то подобное, могло, вероятно, сформироваться у них (хотя бы частично) и самостоятельно. Однако, лично я подозреваю в качестве основных причин появления этих верований, как минимум у части из них, именно контакты с индо-европейцами:

Таким образом, река в связи с миром мертвых выступает у народов Сибири в двух планах. Первый из них — это рекадорога, второй — рекапреграда. И в том, и в другом случаях она отделяет мир живых от мира мертвых, но рекадорога осмысляется как связующее звено, в то время как рекупреграду необходимо преодолеть для того, чтобы попасть из одного мира в другой. Эти представления четко привязываются к двум вариантам членения Вселенной: в первом случае это горизонталь, во втором — вертикаль. То, что река представляла собой путь в мир мертвых, имело и реальное воплощение: у многих народов летом на кладбище гроб везли на лодке. Это зафиксировано у северных [Соколова 1971: 229;Кулемзин 1984: 141] и восточных — салымских (последние связывают вместе два пятиметровых обласка, в которых едут еще и родственники умершего, остальные же садятся в другую лодку [Федорова 1996: 107]) и ваховских (в лодке с умершим было двое стариков, остальные ехали впереди на трех лодках и везли посуду, столик, продукты, бересту [Соколова 1971: 232]) хантов, а также у манси. (...) По этнографическим материалам, на территории Западной Сибири обычай везти умершего на кладбище в лодке особенно четко выражен у нарымских селькупов. Даже если человек умирал зимой, его подвешивали к деревьям и держали так до вскрытия рек, а затем везли на кладбище ногами по течению на долбленой или берестяной лодке, причем живые должны были ехать на отдельных лодках, иначе, как считалось, с ними могли произойти какие-либо несчастья [Пелих 1972: 66–67; Лебедев 1980: 154, 158]. На лодке везли летом покойника и кеты [Алексеенко 1980: 163]. Использование лодки для транспортировки покойника можно считать характерным для населения таежной зоны Западной Сибири, где наиболее ярко выражены представления о реке как связующем звене между мирами.(...) Обычай везти покойника на лодке зафиксирован также у народов Приамурья и Приморья. У нивхов Сахалина на лодке к месту сожжения везли утопленника. Эту лодку потом там и оставляли [Смоляк 1980в: 197]. Лодку помещали также у «дороги» из заостренных палок, которая вела от места сожжения к воде. Ульчи тоже везли утопленника на украшенной стружками лодке, которую потом оставляли на могиле [Смоляк 1980е: 186; Березницкий 1999: 65]. (...) Важным элементом погребального обряда, указывающим на связь с рекой, является использование в качестве гроба лодки. У северных хантов умершего клали в разрубленную поперек лодку (соответственно гроб имел то же название, что и лодка — хоп или йинкманты хот — «по воде идущий дом» [Кулемзин 1984: 140]). Другой вариант лодкигроба отличался тем, что у нее обрубали корму и нос, которые закрывали в прошлом берестой, позднее — досками [Соколова 1971: 229]. Он был характерен для многих групп обских угров, но особенно часто в таких гробахлодках хоронили северные ханты и манси (...) В лодках хоронили своих умерших нанайцы, ульчи, негидальцы (...) Лодка или плот присутствовали в погребениях эвенков. (...) Интересно, что в лодках хоронили и некоторые «неречные» народы. В частности, такие погребения (считающиеся исключением)зафиксированы у ненцев Сюнейсале (на берегу Оби, недалеко от Ярсале). В тундре же встречаются захоронения под лодкой [Грачева 1971: 254–255; 1983: 145]. Наконец на р. Алазее было обнаружено юкагирское женское погребение в лодке. Лодка состояла из пяти тонких досок, нос был скреплен кожаной веревкой [Васильев 1994: 20]. " ( Е.Г. Федорова РЕКА В ПОГРЕБАЛЬНОЙ ОБРЯДНОСТИ НАРОДОВ СИБИРИ)

Как видим, представления о лодке как о погребальном атрибуте (и шире - связующем звене между мирами) можно смело охарактеризовать ГОСПОДСТВУЮЩИМИ чуть ли не по всей территории Евразии (по крайней мере той её части, куда доходили индо-европейцы). От греко-римского мира с их Хароном и Летой, до Северного Урала и Волги; от Скандинавии и района Балтики до Индии и Индонезии; от Центральной Европы до Китая и Приморья. А крики норманистов о соответствующих обычаях, как о чисто скандинавских (описания в сагах и т.д.) видимо, несколько чрезмерны и связаны с их общей недостаточной осведомлённостью.

Tags: Дары Макоши, Русь, Свинов, арии-индославы, архетипы, славяне, теория метода
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments